Век «Якутии» и три ее дня

685

Книга «Век «Якутии», которая совсем скоро выйдет в свет, уникальна. Она соединила в себе научный подход и живые человеческие эмоции. Здесь есть хроника событий, публикации разных лет, воспоминания сотрудников редакции, фотографии, запечатлевшие журналистов, корректоров, главных редакторов и водителей. Рассказано, как работалось в разные эпохи (а их за сто лет сменилось несколько), какие были трудности и победы, веселые праздники и печальные события.


Автор исторической части — Георгий Спиридонов, сбор информации — Надежда Иванцова, редактор-составитель — Мария Павлова.

Одним из наиболее драматических моментов столетней истории «Якутии» стал 1991 год.

В три августовских дня решалась судьба газеты. Раз мы сегодня отмечаем юбилей, понятно, что тогда нашлись среди журналистов сильные мудрые люди, принявшие правильное решение и сумевшие его исполнить.

В книге «Век «Якутии» о тех днях вспоминает Евгений Ростовцев.

Три дня, которые изменили газету

Жаркий август 1991-го чуть не стал последним для нашей газеты. О тех тревожных днях теперь, создается впечатление, не принято вспоминать, однако они были. Так вот «Социалистическая Якутия» тогда прославилась ни много ни мало на всю страну. И не с лучшей стороны. Кстати, всерьез опасаюсь, что этот кусочек моих воспоминаний будет выброшен издателями. Посмотрим, что получится: если сохранят, значит, мои подозрения ошибочны, чему буду только рад. Словом, «вычеркнут не вычеркнут» послужит своего рода тестом на мою догадливость.

В августе 1991-го непросто было верно сориентироваться. В Москве произошел государственный переворот,  19 августа объявилось печально знаменитое ГКЧП. И надо же было такому случиться, что  в те три дня его деятельности, наша редакция вдруг оказалась без редактора. Он исчез. Выпуск газеты обрушился на долю его заместителя, который, понятно, е мог игнорировать указаний ее учредителя – рескома КП РСФСР. Что, в результате, получилось?

В номере 163 (27194) за 20 августа на первой полосе красовался полный пакет скоропостижных указа, заявления, обращения к советскому народу о вступлении в исполнение президентских обязанностей вице-президента, о введении в стране с 16 часов 19 августа чрезвычайного положения, о создании ГКЧП СССР, о противодействии развалу государства и так далее. В подкрепление был обнародован отчет с заседания секретариата ЦК КПСС под грозным заголовком «Ситуация требует стойкости и выдержки».

Рядом со всем этим многословием соседствовал текст, обособленный траурной рамкой, набранный жирным шрифтом, явно претендовавший на особое внимание читателей. Помимо всего прочего, в нем после лаконичного заголовка «Протест журналистов России» зиял белый квадрат. В тот день он появился в сотнях российских газет. То была акция протеста против того,  что законодательная и исполнительная власти России ведут политику удушения местной печати. Намек куда как очевидно направлен тоже в поддержку все того же ГКЧП.

На следующий день «Социалистическая Якутия» продолжила публикацию указующих материалов из Москвы. Тут и заявление, и два постановления, и указ о введении чрезвычайного положения в Москве с сопроводительным обращением к ее трудящимся.

В том массированном потоке слов от самозваного руководящего органа терялась крохотная заметка в 20 строк, озаглавленная «Позиция руководства РСФСР», — о пресс-конференции, на которой ГКЧП назвали «незаконным»,  предложили собрать чрезвычайный съезд российских депутатов, призвали к «всеобщей бессрочной забастовке».

Вторую страницу открыла довольно пространная статья «Партия вновь возродится». Ее автор — член КПСС с 1944 года, Заслуженный работник народного хозяйства Я-С ССР М. Соколов из Покровска высказал похвалу в адрес бюро Якутского-Саха рескома КП РСФСР за постановление о программе действий коммунистов в новых экономических и политических условиях, принятое еще 1 июля 1991 года.

В тот самый день, 21 августа, гэкачэпистов арестуют, вечером по такому поводу Москва будет ликовать, однако о столь важных событиях в очередном 165-м (27197-м) номере от 22 августа «Социалистическая Якутия» промолчит, зато послушно продолжит публикацию указов, постановлений, заявлений от ГКЧП. Правда, будет подверстана заметка «Первые отклики». В ней сообщалось, что в Якутске горком КП РСФСР экстренно созвал «день секретаря», что на мероприятии выступили первый секретарь горкома А. Алексеев и председатель горсовета П. Бородин. Но вот хотя бы о том, как те расценили случившееся в Москве,  в газете – ни слова. В таком же духе была подана и куцая информация из Нерюнгри.

Столь удивительная нерасторопность получила всесоюзную огласку. В буквальном смысле. Собственными ушами слышал, как московское радио оповестило на всю страну, что «Социалистическая Якутия» публиковала распоряжения ГКЧП, когда то уже потеряло всякую власть.

Кара за столь вопиющий политический ляп не заставила себя ждать: в тот же день из «верхов» пришло распоряжение ежедневную общественно-политическую газету закрыть. Редакционные кабинеты были опечатаны, как, впрочем, и апартаменты ее учредителя — рескома КП РФСР.

В республике тогда издавалась на русском языке, правда, только еженедельно газета «Советы Якутии». К ней и приложили оплошавшую «Социалистическую Якутию». 28 августа она вышла в привычном формате, но под ее названием значилось, что издание  является приложением к депутатскому печатному органу. Две первых страницы почти полностью были отданы пространному отчету «Парламент после переворота». Сотрудники «Социалистической Якутии» не имели никакого отношения к тому выпуску. Как извещалось в выходных данных, он осуществлен временной редколлегией. Тираж, кстати, как и у злополучного предыдущего номера, 61 тысяча экземпляров!

Но до чего удивительные события могли происходить в  то время! Отстраненные сотрудники «Социалистической Якутии» ослушались властей, сорвали печати с кабинетов, унесли …пару портативных пишущих машинок. Опальные журналисты объявили о намерении создать народную газету «Якутия», учредителем которой будет сам трудовой коллектив. И такая немыслимая прежде затея в 1991 году стала явью!

Учредители сами назначили редактора. Инициативная группа во главе с Владимиром Таюрским, Юрием Семеновым, Натальей Ким и другими энтузиастами отправилась на дачу к пенсионеру Эдуарду Рыбаковскому. Он пребывал на заслуженном отдыхе, но не побоялся ввязаться в столь хлопотное дело, согласился стать редактором нового издания.

В последний день августа, в субботу, вышел первый номер преемницы «Социалистической Якутии». Народная газета, правда, появилась в половинном формате – всего в один печатный лист, но 61 тысяча экземпляров!

Газета без преувеличения переродилась. И дело не в том, что над ее кратким именем «Якутия» был помещен девиз: «Печать и другие средства массовой информации – свободны!» Иным стало содержание газеты. Ее авторам позволялось писать о многом, о чем раньше они слова не молвили без согласования в партийных «верхах». Разумеется, люди по-разному расценивают события, происходившие четверть века назад. Однако работавшие тогда в «Якутии» мои коллеги, думаю, вправе утверждать, что в августе 1991-го началось десятилетие реальной свободы печати в нашей северной республике.

Евгений Ростовцев

 

4
0