Музыка борьбы Лери Хабелова

0
406

Одним из почетных гостей недавнего Кубка мира по вольной борьбе стал олимпийский чемпион 1992 года Лери Хабелов. Кому он посвятил победу на Играх в Барселоне? Чем занимался, кроме спорта? Спортсмен, которого включают в неофициальную десятку лучших борцов всех времен, сам отвечает на эти вопросы.


Герой нашего интервью успел выступить на международных турнирах под тремя знаменами. Он четыре года доказывал самому себе, что способен на высокие достижения, и добился своего. Его личных наград хватило бы на футбольную команд. Добавьте к этому пять триумфов на чемпионатах мира по вольной борьбе и вы поймете, кто такой Лери Хабелов.

Во время Кубка мира Хабелов был одним из самых популярных людей. Узнав, что у него хотят взять интервью для республиканской газеты, Лери Габриелович улыбнулся: «У меня есть шанс рассказать о себе сразу всей Якутии!»

Счастливый город

– В Якутск вы приезжали 34 года назад…

– Прекрасное было время! В 1985 году у вас провели чемпионат Советского Союза по вольной борьбе. Тогда мне, двадцатилетнему юноше, удалось занять первое место. Меня включили в сборную СССР, я победил на чемпионате мира, так, по большому счету, началась моя спортивная биография в большом спорте. Якутск для меня – счастливый город.

– В вашем весе была серьезная конкуренция…

– Если помните, в категории 100 килограммов выступали сразу несколько чемпионов мира. Тогда легче было стать чемпионом Европы, чем победить на чемпионате Союза.

– Сколько тогда провели схваток?  

– Шесть, в финале встретился с Асланом Хадарцевым. Он в то время находился в расцвете сил, стал чемпионом мира за два года до этого и дважды после турнира в Якутске. Трудно с ним было бороться, но мне удалось одолеть сильного соперника.

– Что еще запомнилось из того чемпионата?  

– Схватки проходили на открытом стадионе «Спартак», каждый день приходило много зрителей. Хорошо помню, что пошел град, организаторы отвели спортсменов под навес, быстро построили для всех делегаций небольшие юрты, где мы переодевались. Это один из необычных моментов в моей спортивной карьере, я запомнил лето 1985 года на всю жизнь.

– Можете сравнить чемпионат СССР 1095 года и Кубок мира 2019-го?

– У этих турниров есть одно общее – болельщики. Несмотря на то, что схватки прошли до обеда, на трибунах собралось много народа. Представляю, что мы увидим во время финалов. Наверное, люди будут сидеть на ступеньках между секторами трибун. В плане интереса к любимому виду спорта с 1985 года у вас ничего не изменилось.

Как Хабелов мас-рестлинг продвигал

– Как вам Якутск через 34 года?

– Давно хотел попасть в Якутск, говорю это не для красного словца. С Михаилом Гуляевым мы прошли по вашим спортивным объектам. То, что было тогда, и есть сейчас – небо и земля.

В 1985 году мы боролись на открытом стадионе, а сейчас у вас несколько крытых спорткомплексов. Чего один «Триумф» стоит! Я спросил: «Сколько молодежи у вас занимается?», мне ответили: «Меньше 800 юношей и девушек не бывает». Это хороший показатель.

Якутия идет по правильному пути развития физкультуры и спорта. Когда в республике девять месяцев зима, спортом нужно заниматься в помещениях.

Лери Хабелов стал одним из пропагандистов мас-рестлинга

– Насколько вам интересны национальные виды спорта? 

– Расскажу одну историю. Когда в парламенте Грузии возглавлял комитет по делам спорта и молодежи, на меня вышел президент Международной федерации мас-рестлинга Александр Акимов и предложил провести в Батуми чемпионат Европы.

Мне идея понравилась, и я позвонил мэру города, чтобы он  всячески содействовал организации турнира. Одним из главных аргументов стало то, что больших финансовых вложений перетягивание палки не требует. Так в 2016 году грузины познакомились с мас-рестлингом.

– Зрителей было много?

–Удачно было выбрано время проведения чемпионата, в июле – разгар пляжного сезона, соревнования проходили на улице, билетов не требовалось, поэтому интерес к тому, что происходит на помосте, был большой.

В спорт пришел поздно

– Наверное, все детство олимпийского чемпиона Лери Хабелова было пропитано спортом? 

– Ошибаетесь. В младших классах я был отличником, особенно меня привлекала математика. Еще родители записали в музыкальную школу, в класс фортепиано.

Рядом с нашим домом находилась площадка, на которой сделали самодельное покрытие из опилок, где целыми днями проходили поединки по национальной грузинской борьбе чидаоба.

В 1976 году, когда мне было двенадцать лет, я тоже стал ходить на эту площадку. Вскоре после начала тренировок я занял второе место на чемпионате города в весе 53 килограмма. После победил на юношеской Спартакиаду Советского Союза, в первенстве СССР среди юношей.

– У вас был свой кумир?

– Такого, чтобы повесил его плакат на стену над кроватью, нет. Просто хотел быть похожим на Левана Тедиашвили, Сослана Андиева… Это было поколение борцов-тяжеловесов, передававших друг другу эстафету победы. Когда я получил ее от того же Аслана Хадарцева, не мог нарушить традиции школы советской борьбы.

Вместо музыкалки в спортзал

– У вас в роду кто-нибудь спортом занимался? 

– Нет, родители большую часть жизни жили в горах. Там спортивных площадок-то нет.

– Отец или мать были крупными? 

– Нет, среднего роста и веса. Зато оба дедушки отличались телосложением. Может, оттуда мне что-то по генам передалось. В восьмом классе я весил 87 килограммов.

– Кто ваши родители?

–Отца уже нет. Его звали Габриель, он руководил цехом, производящим металл. Мама Юлия работала в отделе проектирования, сейчас она на пенсии.

– Они одобряли ваше увлечение спортом?   

– Родители все время меня за это ругали! Сколько раз я слышал от них: «Учись, пока не поздно!» Мне приходилось говорить, что пошел в музыкальную школу, на самом деле я сворачивал в сторону спортзала. Так продолжалось до тех пор, пока друзья не подошли к отцу с поздравлениями: «Габриель, у тебя в семье растет настоящий чемпион!» и не показали газету, где была заметка с моей фотографией.

 – Сейчас что-нибудь на фортепиано сможете сыграть?   

– Нет. Признаться, те три с половиной года в музыкальной школе были для меня настоящим мучением. Я ведь максималист, если чувствую, что не смогу достичь вершин в чем-либо, оставляю всякие попытки сделать это.

Борьба с самим собой

– Что помешало победить на Олимпиаде в Сеуле?

– Травма ноги. Во время одной из схваток на предварительном этапе я порвал паховые мышцы. В финале встретился с Василе Пушкашем из Румынии, которому до этого не проиграл ни одного балла. За несколько месяцев до Олимпиады на чемпионате мира в Манчестере я положил его на лопатки за четырнадцать секунд.

В финале сеульской Олимпиады на ковер вышел только благодаря обезболивающим уколам. Когда румын понял, что я едва стою на ногах, стал активно действовать и победил. Очень обидно уступить такому сопернику очень важную схватку… это нужно пережить самому.

– Как вас встретили в Грузии после Олимпийских игр?     

– Честно говоря, домой я приехал через месяц, все это время находился в Москве. Надо было прийти в себя, восстановиться психологически, я не хотел, чтобы меня жалели или сочувствовали. Родственники и друзья знали, что я сильный человек и понимали настоящую причину моей неудачи в финале Олимпиады в Сеуле.

– Долго отходили после проигрыша?  

– Я пропустил первые после Игр сборы национальной команды. Начал с маленьких республиканских турниров, победил на чемпионате Грузии… В какой-то момент задал себе вопрос: «Ты можешь еще выступать на высоком уровне?» Ответил утвердительно и стал участвовать в турнирах Советского Союза и за рубежом.

– Вчера боролись на Олимпиаде, сегодня – на чемпионате Грузии…

– Принять такое решение было сложно психологически. Понимал, что выступаю наравне с молодыми неизвестными широкому кругу болельщиков и специалистов атлетами. Вдруг кому-то случайно проиграю?

Но это было необходимо, чтобы проверить себя. Со временем осознал, что румыну уступил из-за травмы, решил обязательно стать олимпийским чемпионом 1992 года. В Барселоне боролся не сколько с соперниками, а столько с собой. Все-таки я поднялся на верхнюю ступень пьедестала почета, это была для меня очень важная психологическая победа.

– После той Олимпиады домой вернулись сразу?  

– Да. Хотел показать себя тем, кто сомневался во мне. Но важнее всего, что доказал самому себе свою силу и возможность.

Спорт и политика

– Победы на соревнованиях нередко кому-то посвящают…   

– В то время шла война в Южной Осетии. В такой ситуации я посвятил свое достижение двум народам – грузинскому и осетинскому. Все-таки по национальности я являюсь осетином. Об этом официально сказал в интервью Первому каналу.

–Думаете, ваш шаг помог достичь перемирия? 

–Надеюсь, что да. Помню, я находился в Москве, потому что на родине невозможно было тренироваться. Мне позвонил министр спорта Грузии и сказал: «Обстановка сложилась такая, что нужно вернуться и выступать за свою республику». Если я могу что-то сделать для блага других людей, о чем думать? Вскоре после того, как я вернулся, стороны подписали Дагомысское соглашение.

– Многие бывшие спортсмены уходят в политику. Как думаете, почему так происходит?  

– Отвечу кратко. Наверное, после большого спорта у них остается стремление добиться чего-то большего. Политика такую возможность дает.

– Когда избирателю нужно сделать выбор, ваше имя может повлиять на его решение? 

– Да. Когда я выдвинул свою кандидатуру в депутаты по одномандатному избирательному округу в Карельском районе Грузии, мэр города Карели снялся с выборов. Думаю, он понимал, что среди народа я популярнее.

– Сложнее побеждать в спорте или политике?     

– Если как настоящий чемпион думать только о победе, то успех будет сопутствовать всегда. Разумеется, при этом нужно преодолевать различные трудности.

Сыновьям рано делать выбор

– Как вы познакомились со своей женой?  

– Надо сказать, я женился поздно, супруга моложе меня на тринадцать лет. Считаю, что так и должно быть! (смеется) Искал красивую девушку из хорошей семьи. Когда познакомился с Зариной, сказал про себя: «Никуда ее не отпущу».

– Она знала, кто вы такой? 

– Во время знакомства нет, когда начали встречаться, конечно, узнала. Примерно год мы узнавали друг друга, потом я повел ее под венец. Счастлив, что сделал правильный выбор, жена родила мне двоих сыновей и четыре дочери.

– Сыновья спортом занимаются?    

– Старшего назвали Лери, сейчас ему пять лет, два месяца он занимался борьбой, месяц – футболом, потом бросил все, сейчас снова думает (смеется).

Младшему дали имя моего отца Габриель, он слишком мал, чтобы выбирать из чего-то. Если серьезно, ни к чему подталкивать их с Зариной не собираемся. Когда подрастут, будем им говорить, чтобы хорошо знали математику и учили иностранные языки.

– Представляли, как выдавать замуж дочерей?  

– Это будет очень сложный момент в моей жизни. Конечно, тщательно присмотрюсь к жениху каждой из дочерей, а дальше видно будет.

За схватками Кубка мира Лери Хабелов наблюдал вместе с друзьями Василием Гоголевым (в центре) и Леонидом Спиридоновым

Любитель истории

– Чем занимаетесь в свободное время?   

– К сожалению или к счастью, его не так много. Люблю читать исторические книги и анализировать действия того или иного правителя. Например, несколько раз перечитывал книгу про царицу Тамару, это была очень интересная личность.

– Хобби?

– Люблю собак, особенно кавказских овчарок. Сейчас у меня их четыре волкодава.

– Охота или рыбалка? 

– Второе. Вчера (разговор состоялся 17 марта – прим.) рыбачили в районе Кангаласс, удалось поймать щуку примерно с полметра длиной. В животных не люблю стрелять.

– Вы даете много автографов. У кого сами бы взяли роспись на память? 

– Ни у кого. Желаю вашим читателям брать с других пример и делать себя личностями!