Между Хатассами и Табагой: Чем живет 120-летнее село Владимировка

0
495

В главном ягодно-грибном парке всего Якутска и столичных пригородов – селе Владимировка – нет даже ларька, где можно купить хлеба. Ближайший магазин в двадцати километрах, в Якутске. Жильцы, намаявшись целый год, с осени начали атаковать мэрию. Не добившись внимания, обратились в редакцию газеты «Якутия». На минувшей неделе корреспонденты выехали во Владимировку с целью сделать специальный репортаж. 


120-летнее село

Живописная местность в двадцати километрах от города знакома практически всем горожанам. Все мы ездим туда в теплое время года по грибы да по ягоды, покупаем молодую картошку у торгующих на обочине Покровского тракта местных жителей. Тут же неподалеку расположены лучшие детские летние лагеря.

Мало кто знает, что Владимировка – село довольно старое, в прошлом году ему исполнилось целых сто двадцать лет. Юбилейных мероприятий не было. Разве что жильцы провели своими силами ярмарку урожая на пятачке возле закрытого холбосовского магазина. Да и, собственно говоря, владимировцам негде устраивать массовые сборы. В селе нет ни одного общественного места, кроме разваленного туалета возле остановки…

Старики-разбойники 

Инициаторами хождений по инстанциям являются активистки Нелли Никитична Попова и Аграфена Манчаровна Бурцева. В прошлом обе женщины занимали руководящие должности в сельской администрации и на предприятии соответственно. Им не раз приходилось решать людские проблемы, различные возникшие острые ситуации, и потому известно, что просят жители Владимировки не так уж и много, а власть имущим вполне по силам решить все их беды.

Нас везут в пригородное село, чтобы просто рассказать о том, как живут владимировцы. По дороге заезжаем на старейшую улицу, забираем с собой старожила Алену Петровну Бояркину, которой сейчас 83 года. Возле благородного старинного дома, вернее классической русской избы, которой стукнуло уже 117 лет, с большими зелеными воротами и традиционной скамеечкой у калитки, нас поджидает одна из самых уважаемых жительниц села, ветеран Великой Отечественной воны, тыла, труда.

Все вместе мы, совершив небольшой экскурс по деревне, едем в гости к Аграфене Манчаровне, чей дом находится под самой сопкой. По дороге видим, как в некоторых домах дымят трубы.

— Разве здесь нет газа? – спрашиваю.

— Есть, но не все смогли его провести, — лихо заруливая в гараж, отвечает хозяйка. – Печки топят в основном старики, которым не по силам газифицировать свои дома.

Пригород Хатассов

Во Владимировке проживает немало пенсионеров. Но есть и молодые семьи с детьми, дошколятами, школьниками и студентами. Сколько жителей в селе – о том не знают сами активистки. Ибо своей администрации нет, а относятся они формально к администрации большого пригородного села Хатассы. Получается, они как будто «пригород Хатассов», как удачно выразилась на планерке моя коллега.

— В прошлом году перед выборами прошел слух, что в нашем селе хотят открыть городское кладбище, — рассказывают женщины, пока радушная хозяйка собирает на стол для чаепития. – Тогда мы ходили по дворам и собирали подписи против этого мероприятия. Письмо подписали 170 человек. Так что жителей по факту втрое больше.  

Как мы сказали, село формально относится к Хатассам, но владимировцы считают, что это неправильно. По факту ближе Табага, в школы и садики детей отвозят туда же, поэтому Табага Владимировке ближе во всех смыслах этого слова.

Чего нет во Владимировке?

В этой деревне нет своего автобуса. Ездят на табагинском. Проезд составляет 52 рубля. Автобусы ездят каждые полчаса, но забиты бывают под завязку. Чтобы попасть в город, надо умудриться залезть в автобус, а на обратном пути постараться не проспать остановку, если повезло захватить сидячее место.

Здесь нет ни клуба, ни администрации, ни школы, ни садика, ни захудалого ФАПа, ни участкового врача, фельдшера, полицейского, ни магазина, ни такси, ни социальных работников, ни одного предприятия, где люди могли бы работать, ни одной детской площадки, где дети могли бы играть, ни музея, ни библиотеки, ни Интернета, ни доставки воды, ни колодца, ни почты, ни уличного освещения, ни депутата, ни банкомата, ни спортзала и ни одного тойона…

Кстати, даже НВК «Саха» здесь не показывает!

Пожалуй, будет проще перечислить то, что здесь есть. Есть ягоды и грибы, приезжая за которыми, добрые горожане оставляют в лесах Владимировки горы мусора. Есть плодородная почва, солнце, воздух, покой, добрые и стойкие люди, которые верят и веруют. Тем и живут.

Было все 

В далекие и, как теперь выясняется, добрые советские времена Владимировка тоже не была центром вселенной. Она также была участком Хатасского совхоза, здесь держали птиц, выращивали овощи, несмотря на то, что село расположено очень далеко от реки. Основным предприятием считался Лесхоз. Здесь проживает немало ветеранов лесного хозяйства.

Однако Советы обеспечивали село всем необходимым. Фельдшер, начальная школа, детский сад и магазин – все здесь имело место быть. И, самое главное, была работа у людей.

— Я работала бригадиром на птицефабрике, — вспоминает Алена Петровна, прожившая здесь более 70 лет. – После войны здесь даже хлеб растили. Помню, что урожай был огромный, не успевали убрать хлеб, не хватало техники. Думали, погибнет хлеб, но переехали тогда сюда десять семей с Украины, подбили людей на субботник выйти, снопы вязать, как в старину. Вышли всей деревней и собрали урожай, отнесли все в огромный амбар, служивший складом.  

Алена Петровна помнит, как дружно жили в те времена, как много работали, строились, женились, рожали детей и мечтали о светлом будущем… А оказалось, что это были лучшие годы.

Труднодоступная медицина 

Если бы во Владимировке жил целитель, то Минздрав должен был бы дать ему грамоту и выделить финансирование, потому что ходили бы люди лечиться к нему, а не по трем кругам ада.

— Мы наблюдаемся в разных медицинских учреждениях: в третьей поликлинике города Якутска, в больницах сел Табага и Хатассы, — рассказывают владимировчанки. – И не раз бывает так, что на прием идем в одну больницу, а на анализы нас отправляют в Хатассы. До них вроде как и рукой подать, а безмашинным людям надо сначала в город поехать, а оттуда на хатасский автобус сесть.  

А в табагинской больнице просто беда с самой больницей. Здание ветхое, старое и неприспособленное, очень холодное. Если будет возможность, напишите, пожалуйста, об этом.  

Мучительнее всего ожидать педиатра в табагинской больнице. Мамы везут детей из Владимировки и сидят в холодной больнице по часу, а то и по два в ожидании приезда врача из города. А ведь потом еще и своей очереди надо дождаться.

«Скорая» приезжает либо из города, либо из Хатассов. Опять же морока с адресами. Ориентиров-то нет. И это в двух шагах от столицы.

— Если бы к нам хотя бы изредка приезжали врачи с медосмотрами, с мобильными аппаратами ФЛГ, УЗИ, — мечтают жители села Владимировка.

Выборы с ожиданием 

Почти все взрослые жители Владимировки сознательно ходят на выборы.

Интересно описать процесс, как это происходит в месте, где нет ни одного общественного здания. Минувшей осенью люди ждали полтора часа на том самом пятачке возле закрытого магазина, чтобы исполнить свой гражданский долг.

— К нам приезжал автобус из Хатассов, мы его ждали очень долго. Даже маму свою престарелую повезли. А оказалось, что могли бы и не собираться, поскольку все мы были обозначены, как инвалиды, и не имеющие возможности передвигаться люди. Даже двадцатилетние студентки. Тогда бы уж лучше по домам всех объездили или автобус нам выделили, чтобы свозить на участок. Мы бы хоть Хатассы посмотрели, — сетуют женщины.

А Владимир приедет?

Если вы подумали о президенте России, то, прошу прощения. Ждут здесь, конечно, не его, а заместителя мэра Владимира Федорова.

— В октябре мы были на приеме у нового мэра города Якутска Сарданы Авксентьевой, — рассказывает Нелли Никитична. – Написали ей письмо, расписали по пунктам, что нам надо. Были на седьмом небе от счастья, когда Сардана Владимировна нас приняла. Она прошлась по всем пунктам нашего письма и обещала помочь. Магазин, сказала, заработает через две недели. А куратором нам назначила своего первого заместителя Владимира Юрьевича Федорова. Мы по сей день его ждем.  

— А почему не работают предприниматели, как считаете?

— Наверное, потому что невыгодно. Но нам ведь не надо круглосуточного маркета, был бы передвижной киоск, который бы приезжал в назначенные часы, привозил хлеб, молоко, яйца, товары первой необходимости, чтобы не было нужды ездить за булкой белого в город.  

Вот такими надеждами и чаяниями живут владимировцы.

— Мы не просим строить здесь администрацию, школу, больницу, — говорят активистки села. – Нам нужен минимум: выездные медосмотры и автомагазинчик. В отчетах главы города нет ни слова о нашем пригородном селе. Упомянули бы нас хотя бы в программе добрососедства. Мы ничего не имеем против Хатассов, но ездить нам удобнее в Табагу, туда хотя бы и приписали. Вот и все наши вполне решаемые просьбы.