Куда денутся «синие воротнички», кому придётся заняться инновациями и как развивать науку в стране – об этом и многом другом рассказал в интервью ЯСИА профессор Национального университета Сингапура Леонг Чуан Квек.


Современный мир стремительно захватывают новые технологии. К каким профессиям, по вашему мнению, должно присмотреться новое поколение?

Следующая волна технологических прорывов будет связана с искусственным интеллектом. Мы ожидаем появление новых материалов и приборов. В медицине в самом ближайшем будущем появятся новые вакцины и способы лечения. Я ожидаю много междисциплинарных взаимодействий между биологией, химией, инженерией и физикой. Все эти изменения произойдут в области робототехники, поэтому школьникам важно иметь информационно-технологическую грамотность. Даже если они захотят стать медиками, биологами, инженерами и физиками, навыки программирования станут необходимыми.

Не приведет ли это к увеличению разрыва между рабочими и научными профессиями?

Нет. Как только мы начнем принимать технологические перемены, этот разрыв будет уменьшаться.

Сейчас считается престижным поступить в университет и получить высшее образование. Но если все будут учеными, то кто будет простым рабочим?

С развитием новых технологий «синие воротнички» будут заменены роботами. Но это произойдет только в том случае, если в этом будет необходимость. Другими словами, если рабочие потеряют свои места, то им придется заняться инновациями. Это, конечно, идеалистическая модель. Но уже в течение многих лет мы видим, что технологии не делают людей бесполезными и ненужными. Сейчас ведь у каждого есть смартфон независимо от уровня образования.

Я даже могу представить в будущем дедушек и бабушек, которые занимаются программированием.

В прошлом году вы поддержали проведение Азиатской физической олимпиады в Якутии, теперь здесь же провели и I Международные интеллектуальные игры. Почему нашему региону уделяется такое большое научное внимание?

Во-первых, Якутск – очень красивый и экзотический город. Он даже появляется в популярной настольной игре «Риск». Чтобы в ней победить, важно иметь в своем арсенале именно Якутск. Именно с этим связаны ассоциации многих людей о республике. Но как представитель азиатско-тихоокеанского региона я скажу, что хотел бы, чтобы восточная часть России тоже входила в сферу наших взаимоотношений. Я говорю не только о республике, но и обо всем Дальнем Востоке и центральной части страны.

В какой позиции сейчас находятся Россия и Якутия в научном мире? Видите ли вы проблемы в нашей системе образования? Если да, то как можно их решить?

Традиционное образование России всегда считалось лучшим на Западе. Это доказывает и большое количество ученых родом из вашей страны. Я скажу, что среди моих коллег, работающих в области квантовых информационных технологий, очень много россиян. На западе высоко ценятся российские ученые. Проблема заключается только в том, что вы не видите, сколько умных людей уезжают из страны. Вы должны удерживать их на родине и создавать условия для их плодотворной работы здесь, а не где-то еще.

Даже если вы получили образование не в своей стране и прославились своими открытиями там, то вы должны вернуться на родину и служить ей.

Сингапур находится не на последнем месте по научному развитию. Как развивалась наука в вашей молодой стране?

Только в 1965 году Сингапур стал независимым. Следующие 20 лет мы просто выживали – пытались поднять свою экономику, а на развитие науки не было времени. И только в 1980-е годы мы начали понимать важность научных исследований. Но и тогда все инвестиции шли на прикладные области. Я считаю, это был неправильный подход. С 2000 года правительство осознало, что необходимо вкладываться в фундаментальные науки. Это решение значительно ускорило процесс. А 2016 году правительство выделило на пятилетнюю программу по развитию науки 15 млрд сингапурских долларов. А это очень большой бюджет для маленькой страны.

Существуют ли общие закономерности для развития научного потенциала государства?

Мне кажется, Россия имеет куда больше опыта в этом плане, потому что вы занимаетесь научными исследованиями намного дольше, чем Сингапур. Могу сказать, что здесь нет никакого постоянного алгоритма.

Любое исследование занимает много времени. Вот, например, один ученый сделал большое открытие, а разрешение на практические испытания ему могут дать только спустя 15 лет.

Недавно на конференции я увидел работу казахстанского школьника – он сделал мазь из растений. Я ему рассказал историю одного человека из Сингапура, который тоже изобрел мазь от комаров, которую применяли для всего. Сейчас эта компания стала гонконгской, а мазь называется «Tiger Balm», которой сегодня пользуются все, а японцы используют ее для ванн. Так что никогда не знаешь, как та или иная разработка приживется.

Если Якутия начнет плотно вкладываться в развитие науки, сможет ли она достигнуть уровня Сингапура?

Это не проблема для Якутии. В мире есть страны с маленьким населением, где с успехом продвигается научное познание. Например, Канада – их исследовательский совет много инвестирует в фундаментальную науку. В Австралии в 1920-х годах при населении в пять млн человек было всего пять ученых- физиков, а уже в следующем году мы планируем там провести Азиатскую физическую олимпиаду.

Вы привлекаете в республику людей из других регионов, когда ваша экономика растет. А ее рост, в свою очередь, зависит и от увеличения численности населения. Это проблема курицы или яйца?

Есть ли у вас советы для наших юных ученых? На что им нужно обратить внимание?

Никаких особых рецептов не существует. Главное, чтобы школьники много читали, действительно интересовались тем, что они изучают, и были готовы усердно работать.