Легендарные женщины Якутии: Несколько самых громких имен

    0
    26

    Накануне 8 Марта мы вспоминаем женщин, чьи имена знает вся Якутия. Они садились за штурвал самолета, занимались наукой, их песнями заслушивались целые поколения… Они были разными, но объединяло их одно — верность и преданность избранному делу, в котором эти женщины достигли небывалых высот.


    Характер Вера унаследовала от отца с матерью: в свое время мама, не дождавшись родительского благословения на брак с учителем Кириллом Захаровым, бежала с ним из Олекмы в Чурапчу. Потом, когда у них уже пошли дети, тесть с тещей сменили-таки гнев на милость.
    Детство Веры прошло в Чурапче, но когда она подросла, семья перебралась в Якутск. Паспорта братья и сестры Захаровы получали уже на новом месте, и здесь возникла заминка: какую национальность записывать им, детям русской матери и отца-якута? Начальник паспортного стола дал отмашку подчиненным: «По лицам». Веру записали якуткой.

    Жили они в Залоге, откуда Вера с подругами бегала на танцы в парк, а когда она записалась в аэроклуб, бегать пришлось уже в район нынешнего аэропорта. Выходили из дома ночью, потому что полеты начинались на рассвете, причем периодически, идя на занятия, катили впереди себя еще и бочку с бензином — любишь кататься, люби и саночки возить. А потом рысью назад, чтобы не опоздать на первый урок в школе.
    Когда началась война, первой из семьи Захаровых в армии оказалась Верина старшая сестра, которая училась в Москве на метеоролога. Весь курс мобилизовали в первые же дни — без метеопрогнозов ни авиация, ни флот много не навоюют. Потом ушли на фронт два брата.

    Вера пробилась в армию в 1944‑м и оказалась в 141‑м отдельном санитарном авиаполку. Они доставляли в медсанбаты медикаменты и продукты, вывозили с передовой раненых. В одном из рейсов ее и сбили. Раненная в ногу, она сумела посадить самолет на убранном хлебном поле, не повалив ни одной копны. Но пробраться к своим не удалось.

    Немецкие солдаты, взявшие ее в плен, объяснили на пальцах, что она удачно приземлилась: упала бы чуть в стороне — там СС, а СС — это капут.
    По пути в лагерь на всех станциях ее демонстрировали народу: «В Красной армии уже некому воевать, и большевики сажают в свои самолеты монгольских женщин!» На дворе был август 1944 года.

    …Зимой 1945‑го лагерь для военнопленных освободили, и она вернулась в свой полк, была среди тех, кто расписался на рейхстаге. Для этого надо было сильно постараться: стены были исписаны снизу доверху, мало-мальски свободное местечко можно было найти только на самой верхотуре. Но она нашла и написала «Захарова из Якутска».

    Когда закончилась война, Вера вышла замуж за своего однополчанина Анатолия Шматкова, бывшего летчика-истребителя, которого перевели в санитарную авиацию после тяжелого ранения.

    После смерти мужа вернулась в Якутск. Сыновья были еще школьниками. Старший стал военным медиком, прошел Афганистан. Младший — геолог. При жизни она успела порадоваться и внукам, и правнукам. А еще Вера Кирилловна оставила автобиографическую книгу — первая и единственная якутка, поднявшая самолет в небо.

    О других легендарных женщинах Якутии читайте в интернет-газете «Якутия».