Коллега Эйнштейна: Как амгинский парень покорил Цюрих

0
1521

В юности он думал, что свяжет свою профессию с Китаем. Сегодня же он изучает изменение климата и его влияние на жизнь северян, а докторскую степень по этой теме он защитил в Цюрихском университете (Швейцария). Станислав Ксенофонтов рассказал в интервью «Якутии» о себе, научной работе и как стать стипендиатом европейского университета.


 

Под ритмы танца

Станислав родился на берегу красавицы Амги в селе Оннес в многодетной семье Ксенофонтовых. Мама, Людмила Никаноровна, работала в разное время библиотекарем, учителем, заместителем главы. Род по материнской линии — династия учителей Александровых и Мартыновых. Отец, Михаил Афанасьевич, всю жизнь проработал сварщиком в системе жилищно-коммунального хозяйства.

У Ксенофонтовых принято поддерживать любые увлечения. В начальных классах наш герой всерьез увлекся танцами. Причем начинал с домашних сольных концертов, когда перед родными плясал под современные мелодии до упаду. Затем был ансамбль «Сир Симэгэ» (руководитель Марианна Ефимова). В средних классах его заметили, и он стал участником известного коллектива «Амгинские березки», которым руководила Ольга Сидоркевич. Самым запоминающимся моментом того периода стало выступление в единственном в то время детском телевизионном конкурсе «Утренняя звезда».

— Это был 1996 год, моя первая поездка в Златоглавую. От Москвы — полный восторг. Большой красивый город, с сумасшедшим движением. Выступать на площадке театра Советской Армии было трепетно и волнительно. Это был большой концерт, зрители, плюс ко всему снимали для телевизионной версии. Поэтому ощущения того, что это полноценный съемочный процесс, не было. Единственное, знаю, что переснимали только неудачные выступления. Мы играли на хомусах, — вспоминает Станислав.

Ну, а еще больше впечатлений ждало их за кулисами, где они впервые вживую увидели российских звезд: Богдана Титомира, Кристину Орбакайте, начинающих артистов Юлию Началову и группу «Иванушки».

Якутский ансамбль показали по телевизору. Радости и восхищения знакомых и родных тогда не было предела. Телевизионщики сделали свою работу отлично, так что каждого участника амгинского коллектива показали чуть ли не крупным планом. «Чуть не зазвездились», — смеется Станислав.

London is the capital of Great Britain

В пятом классе, как и в любой общеобразовательной школе, начались уроки английского языка. С первого же дня Стас влюбился в этот заморский язык. Впервые с носителем языка довелось пообщаться тогда же.

— В район приехали туристы, они посещали школу. И вот на такой встрече я и услышал как говорят иностранцы. Так странно, язык я только начал изучать, но мне казалось, что я все понимаю без перевода. В общем, начал заниматься языком с тройным усердием.

Учителя у меня были замечательные, которые дали мне все необходимые знания. Хочу сказать большое спасибо за них Лидии Юрьевне Захаровой, Людмиле Романовне Оконешниковой, Антонине Денисовне Поскачиной.

Но без практики, конечно, туговато. В школе у меня не было возможности съездить за границу, окунуться в среду. Тем не менее к получению аттестата у меня был достаточный багаж знаний, чтобы поступить на факультет иностранных языков.

— Ты уже в школе знал, что хочешь изучать язык? Или были муки выбора, куда поступить?

— Учился я хорошо, окончил Амгинскую педагогическую гимназию в 1999 году. В старших классах успешно участвовал в олимпиадах разного уровня по языку, занимал призовые места. Поэтому точно знал, что буду поступать на иняз. Единственное, вопрос встал — куда? Мой дядя посоветовал выбрать китайский язык, говорил, что в скором времени Россия начнет тесно сотрудничать с Поднебесной, так что и работа будет. Вот такой дальновидный у меня дядя.

Без проблем поступил в Хабаровский педагогический университет на факультет восточных языков. Пять лет студенчества пролетели как один миг. Насыщенная в образовательном и культурном плане. Так что с Хабаровском у меня связаны самые теплые воспоминания.

— Почему не удалось после окончания вуза поработать в Китае?

— Во-первых, был связан договором с Департаментом по кадровой политике. Ведь все студенты, обучающиеся в центральных вузах за счет республики, обязаны вернуться на родину и отработать минимум три года. Поэтому и я вернулся. Отработал год в частной школе Березиной, затем еще год в Алтанской средней школе, там я заменял учителя английского на время. Вернулся в Якутск и понял, что с дипломом восточника найти работу довольно затруднительно. Поэтому постоянной работы у меня не было, подрабатывал репетитором китайского языка, переводчиком-фрилансером и даже получил опыт работы рекламным агентом и консультантом одной финансовой компании. Одним словом, искал, видимо, свой путь, а приобретенный опыт — бесценный.

Наука манит и притягивает

Мыкаясь по разным работам, как-то раз Станислав узнал, что Институт биологии СО РАН ищет на работу секретаря по международным проектам. Сейчас он с большой благодарностью вспоминает о том периоде, когда попал в лабораторию известного ученого, доктора Трофима Максимова.

— Моя деятельность заключалась в координировании международных проектов, коих у лаборатории было достаточно. Была необходимость в разработке логистики научных приборов, переводе договоров, организации заграничных командировок. Таким вот образом, тихой сапой внедрился в научную среду.

— Получается, только тогда ты и заинтересовался научной деятельностью? До этого не было желания?

— Да, только тогда. До этого я совсем не рассматривал науку как основную деятельность. Работая в институте, заинтересовался научными проектами. Но так как я гуманитарий, а трудился в институте естественных наук, был некий диссонанс — не мог понять, чем же мне стоит заниматься. И как-то раз в Якутию приехали японские ученые, которые занимались изучением изменения климата. В качестве переводчика с гостями ездил в Намский район. Там я воочию увидел, как изменения климата напрямую влияют на жизнь селян. Простой пример — из-за потепления, таяния вечной мерзлоты булусы, где круглогодично должно храниться мясо, в районе часто стало затапливать водой. В общем, посещение именно Намцев дало мне толчок начать изучать эту тему.

— И ты сразу сел за диссертацию…

— Конечно, нет. Мой первый опыт — это абсолютно дилетантское мини-исследование, которое я провел в Амге, Майе и Усть-Мае. Написал несколько вопросов, типа: как на вас влияет климат? Провел опрос среди жителей. Сейчас смешно вспоминать, потому что я тогда не знал ничего о выборке, о том, как правильно составлять вопросы. Тем не менее, осенью «достойно» выступил в Голландии на семинаре со своей работой, куда отправился в составе делегации своего института. Я понимал, что работа откровенно слабая, но надо с чего-то начинать, поэтому решился на такой важный для меня шаг — публичное выступление.

— Как попал в европейский университет?

— С того момента начал целенаправленно искать стипендию магистранта. Писал в огромное количество университетов по всему миру, мол, я такой то, хочу заниматься изучением климата, но в ответ тишина, никого я не заинтересовал. Лаборатория Трофима Максимова тесно сотрудничала с Цюрихским университетом, и как-то в Якутию приехала его профессор Габриэла Шэпман. Мы пообщались, я рассказал о своем желании учиться, она обещала переговорить со своими коллегами. Через какое-то время получил от нее письмо, что ее коллега, профессор социальной географии готов принять меня в аспирантуру (PhD). То есть сразу аспирантура, а не магистратура, как я планировал. Это была огромная удача. Написал проект «Влияние изменения климата на экосистемы и быт коренных народов Арктики». Проект получился междисциплинарным, что было однозначным плюсом.

— Сколько времени занял подготовительный процесс, написание проекта, подача документов, прежде чем ты уехал на обучение в Швейцарию?

— Это довольно долгий процесс. Если не брать во внимание время написания проекта, документы в университет я сдал в ноябре 2012 года, после оформления всех виз, собеседования, утвердительный ответ я получил в мае и только в сентябре улетел в Цюрих. Получается где-то полгода.

Дорогой Цюрих

— Как встретила тебя Европа?

— Поначалу была эйфория, которая длилась примерно два часа после прилета в Цюрих. Признаться, поначалу мне было очень сложно, ведь все на английском. Как бы ты хорошо не говорил на иностранном, адаптироваться в языковой среде все равно надо.

— Это было твое первое посещение Европы?

— Да. До поездки мало что знал о Швейцарии, в частности, о Цюрихе. Это сейчас я могу рассказать, что Цюрих — экономический и культурный центр Швейцарии, а также один из крупнейших финансовых центров Европы. Это увлекательное место с интересными достопримечательностями, хорошо сохранившимся старым городом с средневековыми и ренессансными зданиями, множеством музеев и галерей. Является одним из самых дорогих городов мира, но, одновременно, одним из самых лучших по качеству жизни.

— Меня больше интересует практическая сторона жизни в Цюрихе. Сколько надо денег, чтобы достойно прожить в одном из самых дорогих городов мира? И на что больше всего уходит денег?

— На нормальную жизнь, я бы даже сказал, чуток ужимистую, надо порядка трех тысяч франков. Курс франка, как и у доллара. Больше всего средств уходит на аренду жилья. Комната в общежитии для студентов стоит примерно 500-700 франков в месяц. Проезд в общественном транспорте — 85 франков в месяц, и еще там дорогая мобильная связь. В этом плане у нас в России хорошо. Продукты питания в Швейцарии тоже дорогие, но раз в месяц многие ездят отовариваться в супермаркеты Германии, там на порядок дешевле, а ехать туда всего час.

Коллега Эйнштейна

— Расскажи про свой вуз.

— Это крупнейший университет Швейцарии, в котором обучается около 26 тысяч студентов. Классический исследовательский университет. Университет Цюриха примечателен своими выпускниками, среди которых 23 Президента Швейцарской Конфедерации, премьер-министры Лихтенштейна и Республики Косово, 12 лауреатов Нобелевской премии (в том числе всемирно известные Альберт Эйнштейн, Эрвин Шрёдингер, Уолтер Гесс и Карл Алекс Мюллер), политические деятели (в их числе Роза Люксембург) и представители мирового бизнес-сообщества (Стефан Шмидхейни, Марк Фабер). Так что можно сказать, что я коллега Эйнштейна по университету.

— Что должен делать аспирант университета? Чем ты там занимался?

— Аспирант — это тот же сотрудник. Приходишь в университет как в офис. По договору у меня были обязательные образовательные курсы, которые я обязан был посещать. Также более ста часов ассистировал преподавателям: принимал экзамены, проводил выездные экскурсии, семинары. Ну и, естественно, занимался непосредственно своей научной темой.

— Ты получил докторскую степень Цюрихского университета. Тогда ты и в России считаешься доктором наук?

— У нас другая система, здесь я считаюсь кандидатом наук.

— Расскажи, как в европейском университете защищают диссертации. Что для этого необходимо, как называется твоя работа?

— Диссертация должна состоять из трех научных статей. Обязательным условием является то, что одна из статей обязательно должна быть опубликована в научном журнале, вторая быть подготовленной к опубликованию и одобрена. Мне повезло, две мои статьи были опубликованы в очень уважаемых научных журналах. Первая называется «Рыбачить или не рыбачить? Рыболовецкие хозяйства арктической Якутии в контексте экологических изменений».

Ездил на полевые работы в Аллаиховский и Булунский районы. Жил и общался в течение пары месяцев с рыбаками поселков Кюсюр, Тикси, Чокурдах и Оленегорск. Записывал их наблюдения насчет того, как меняются флора и фауна арктической зоны.

Например, из-за потепления климата, а вместе с ним и вод северных рек, пропадает традиционная северная рыба, на смену которой приходят новые, непривычные для этой зоны виды, такие, как кета. Также стало больше хищной рыбы, той же щуки. Сравнивал наблюдения с другими северными регионами, такими, как Норвегия, Гренландия. Там ситуация тоже схожая. Это исследование было опубликовано в научном журнале Кембриджского университета «Polar Record».

Вторая статья вышла в американском журнале «Polar Geography» и называлась «Знания коренных народов об изменении биологического разнообразия в арктической Якутии».

— На твой взгляд, где в Арктике люди живут хорошо, вот из тех мест, где ты был?

— Наиболее позитивной жизнь мне показалась в Оленегорске, несмотря на то, что в свое время поселок был практически заброшен. Жители стараются жить, а не проживать. Отрадно, что местные начинают возрождать свой родной эвенский язык, проводят очень много национальных самобытных мероприятий.

— Тема твоих статей, безусловно, очень интересная. Но, наверное, только для нас, жителей республики. Европейцам тоже любопытно, как мы тут живем?

— Еще бы, по крайней мере для научного сообщества очень. Арктика вообще малоизученная, а якутская часть — там вообще очень много «белых пятен». Поэтому с научной точки зрения, безусловно, интерес зарубежных коллег огромен. Недавно на меня выходили венгерские ученые с просьбой обработать данные из российской науки.

— Что посоветуешь ребятам, которые тоже хотят стать магистрантами европейского университета. Как выиграть стипендию, и, кстати, хватает ли ее на безбедное существование?

— Начну с того, что у студента, желающего получить степень магистра или доктора европейского университета, должен быть проект по интересующей теме. Без него получить стипендию нереально. Если тема у вас есть, перед вами два пути. Первый — смотреть конкурсы, проводимые университетом. На сайте обычно время от времени появляются вакансии. Но самый действенный способ — найти себе профессора, который был бы заинтересован вашей темой. Сделать это возможно: забить в поисковике свою тему, посмотреть, кто и из какого университета ею занимается и написать профессору. Все мои знакомые из разных стран, обучавшиеся в Цюрихе, попали в университет, найдя себе руководителя.

Еще хочу сказать, что знание иностранного языка в совершенстве — главное условие успешного обучения в любом вузе мира.

Отмечу, что стипендия выдается на год, максимально ее можно продлять только три года, то есть каждый раз надо заново подавать заявку. Что касается денег, выделяемых студенту, их достаточно на безбедную жизнь в Европе.