Кино высокого полета: «Царь-птица» покоряет мировой экран

0
26

Якутский фильм впервые участвует в основной конкурсной программе Московского международного кинофестиваля, где будет бороться за главный приз. Среди 15 картин, участвующих в основном конкурсе, российских всего две — «Тойон кыыл» («Царь-птица») Эдуарда Новикова и «Ню» китаянки Ян Гэ.


Кастинг по зоопаркам

«Царь-птица» снята по рассказу Василия Яковлева «Состарившаяся со мною лиственница».

Место действия — алас в глухомани, где живут, как в сказке, старик со старухой. Однажды их тихую жизнь нарушает орел, спустившийся с небес прямо к ним во двор. Перепуганные хозяева зовут шамана, который велит забить одну из коров, чтобы умилостивить нежданного гостя. Но на дворе 1930‑е годы, и после шамана в аласе появляются комсомольцы…

Рассказ в школьные хрестоматии не входит, автор его покинул этот мир в 1990‑е, и о произведении режиссер узнал от драматурга и писателя Семена Ермолаева-Сиэн Екер.

Генеральным продюсером фильма стал Дмитрий Шадрин. По собственному признанию, он с самого начала знал, что проект сложнопостановочный: как известно, труднее всего работать с детьми и животными, а уж с птицами — и подавно. Тем более что и птиц подходящих не было. В «Орто Дойду» съемочной группе поставили условие: работать с пернатым «артистом» только на территории зоопарка, ибо особь редкая, краснокнижная.

От киргизского аила до якутского аласа

В итоге «царь-птицу» искали по всей России, а нашли в Киргизии — через художника Саха театра Михаила Егорова. Впору воскликнуть: «Как причудливо тасуется колода!» Егоров — ученик Геннадия Сотникова, русского брата Андрея Борисова, а их «Желанный берег», с которого началась новая эпоха якутского театра, поставлен по повести Чингиза Айтматова.

Оператор, режиссер и царь-птица с хозяином.

Впрочем, на родину Айтматова из съемочной группы поехали двое — режиссер и оператор Семен Аманатов. По словам Эдуарда Новикова, «киргизские» и «якутские» сцены потом очень сложно было монтировать, и еще неизвестно, как долго бы тянулся процесс монтажа и озвучивания, если бы не приглашение на Московский кинофестиваль.

Основные съемки прошли в Хангаласском улусе. Сначала хотели снимать в Чурапче, на родине автора, но, во‑первых, далековато, во‑вторых, в рассказе описывается алас с одиноко растущей лиственницей, а ничего похожего во время поисков натуры (или локации, как принято говорить у кинематографистов) на глаза не попалось.

Уже думали, что придется «дорисовать» дерево на компьютере, но, к счастью, искомый алас помог найти на угодьях конебазы «Юрюнг Бас» известный краевед, режиссер и педагог Прокопий Ноговицын.

Далее — на сайте газеты «Якутия».