Как в Якутии развивают малоинвазивную хирургию

    0
    74

    Шрамы, считается, украшают мужчин. Вряд ли это можно отнести к послеоперационным швам. И дело даже не в эстетической составляющей. Чем меньше разрез, тем быстрее пациент восстановится, тем меньше вреда будет нанесено его здоровью. Сегодня в Республиканской больнице №2 – Центре экстренной медицинской помощи усиленно радеют за развитие малоинвазивной хирургии, и об этом газета «Якутия» поговорила с руководителем комплексной хирургической бригады, кандидатом медицинских наук Валерием Петровым.


    Не дрель, а ручки

    Валерий Сергеевич, вы пионер в якутской эндоскопической хирургии. Расскажите, пожалуйста, об ее преимуществах.

    — Я занимаюсь ею с 1993 года. В нашей республике первая операция с применением эндоскопа была проведена в 1993 году. Принцип ее в том, что через малые, сантиметровые, разрезы можно провести любые полостные операции.

    — Из чего состоит эндоскопическая стойка и дорого ли такое оборудование?

    — Стойка состоит из монитора, оборудования для электрокоагуляции, оборудования для нагнетания газа и отсоса. Одна стойка сегодня стоит более двенадцати миллионов рублей. В нашей больнице есть пять таких стоек. Основная масса была приобретена в 2000-х годах, а современная аппаратура существенно отличается от своих предшественников. Базу необходимо обновлять.

    Руки хирурга при малоинвазивной операции заменяют «пистолеты» (ручки),похожие на дрели, на которые нацепляются различные инструменты: специальные скальпели, зажимы… Через малые разрезы вводится трубка, через которую, собственно, хирург оперирует, глядя на монитор.

    Даже не верится, что через такие разрезы можно извлечь из человека камни, или крупную опухоль…

    — Камни дробятся, а опухоль помещается в специальный мешок, где ее можно измельчить и вывести с помощью отсоса. Почти все полостные операции можно провести с помощью эндоскопа.

    Курс на кишечник и желчный пузырь

    Какие малоинвазивные операции проводят у вас в больнице и возможно ли оперировать так, если ситуация экстренная?

    — Если есть свободные стойки и показания для такой операции, в наличии все расходные материалы, то и в экстренных случаях можно оперировать через небольшие разрезы. Мы сегодня имеем четкие цели – поставить на поток эндоскопические операции на толстом кишечнике и желчных протоках. Это самые распространенные у населения Якутии патологии, требующие экстренного оперативного вмешательства.

    Я думала, что пальму первенства держит аппендицит…

    — С аппендицитом дело уже поставлено на поток. Сейчас мы хотим также через малые разрезы удалять камни из желчного пузыря и оперировать толстую кишку. Поставить на поток – это значит выполнять 80-90% операций при названных патологиях.

    — Что для этого надо?

    — Конечно же, оборудование. То есть нужны новые стойки. Еще пять стоек позволили бы существенно увеличить количество малоинвазивных операций. Несмотря на их дороговизну и высокую стоимость расходных материалов, экономическая выгода есть, только ее никто не считает. Посудите сами, после классической хирургической операции человек будет восстанавливаться от одного до трех месяцев, а при эндоскопической операции – от 3 до 5 суток.

    Разница действительно большая. Сокращается количество койко-дней, человек быстрее восстановится и выйдет на работу…

    — Совершенно верно. Поэтому мы и хотим в будущем проводить при наличии возможностей только малоинвазивные операции. А пока с апреля работаем по двум направлениям: кишечник и желчные протоки.

    — Их делают бесплатно?

    — Стоимость таких операций 5-6 тысяч долларов. Мы работаем в государственной больнице и операции для пациента бесплатны.

    О кадрах и плохой воде

    Но ведь не всякий хирург сможет оперировать с помощью эндоскопа! Кадров хватает?

    -Хватает. Конечно, вчерашнего интерна никто не поставит оперировать с эндоскопом. К этому приходят с накоплением практического опыта, постепенно. В нашей больнице много опытных хирургов, так что стойки без работы стоять не будут.

    Есть ли у наших якутских хирургов какие-то уникальные случаи в практике с эндоскопическими стойками?

    — Единичные выдающиеся случаи есть всегда, потому что каждый человек уникален и каждый случай на самом деле индивидуален. Не так давно мы удалили, к примеру, более 30 камней из желчной протоки. В медицинской практике встречались случаи, когда удаляли около тысячи (!) камней.

    Валерий Сергеевич, конечно, здорово, что есть малоинвазивные операции. Уверена, что нашим читателям наверняка хотелось бы не доводить дело до хирургического вмешательства. Почему у якутян так развиты указанные вами патологии?

    — У нас в Якутске очень плохая питьевая вода, из-за чего образуются всевозможные камни. Очищенная вода от предпринимателей – это тоже не выход, поскольку по сути это мертвая вода.

    Миф о якутах-мясоедах

    Согласна. А что насчет того, что северяне много едят мяса, жира, то есть холестерина?

    — Уповать на то, что наши предки ели мясо в больших количествах – глупо. Наши предки не ели столько мяса, мясо было только у богачей. В основном, питались дичью, рыбой, дикоросами, сосновой заболонью. И надо сказать, ведь жили тогда очень недолго.

    Поэтому современным северянам не стоит надеяться на то, что мы генетически предрасположены к мясоеденью. Во всем надо придерживаться умеренности.

    Сегодня медицина развивается с небывалой скоростью. Будет ли время, когда операции станут не нужны?

    — Хирург – это портной человеческого организма. Даже в наш век, когда уже выращивают человеческие органы, кому-то надо их пересаживать. Я думаю, что хирургия будет востребована всегда. Малоинвазивная или проведенная с помощью роботов – все это есть хирургия.