Как Тарас Десяткин от заикания избавился

0
34

Так получилось, что нас с Тарасом Гавриловичем Десяткиным не только объединила, но и подружила работа над его воспоминаниями. В его книгах было подробно и откровенно рассказано обо всем, даже о дефекте, который преследовал его в детстве — заикании. В школе вместо устного ответа приходилось отвечать письменно. При всем при этом он рискнул ехать поступать в Магаданский горный техникум.


В период учебы, особенно во время практики, курсанты видели все ужасы дальстроевской жизни, когда конвоиры забивали заключенных, что было обычным зрелищем. Тогда же с жизненной школой проявились у Тараса и воля, и знания. Он начал избавляться от заикания, стал больше общаться, редактировал стенгазету, смелее знакомился с девушками.

Техникум Тарас закончил с красным дипломом в 1951 году. Это давало право продолжить учебу в высшем учебном заведении без предварительных экзаменов, и он стал студентом Ленинградского горного института.

Вернемся к теме. В мемуарах весь процесс избавления от заикания он хорошо описал. Помог ему в этом профессор, однако фамилию Тарас Гаврилович вспомнить не смог. Так он и остался бы безымянным.

Мне хотелось сделать сюрприз дедушке и найти этого человека, сыгравшего значительную роль в жизни юного Десяткина. После написания книги «Речники Великой Колымы» меня попросили оказать помощь в подготовке издания по истории здравоохранения Верхнеколымского района. Пришлось поработать в архивах, где я наткнулся на сведения о враче-невропатологе.

Все совпадает — сослан в связи с делом «убийц» Сергея Кирова, а не как «врач-отравитель» Максима Горького, как было написано в мемуарах Десяткина. Совпал год работы в магаданской больнице, а когда я увидел фото, сравнил с описанием, окончательно уверился — он!

Распечатал фото, биографию и понес в больницу Тарасу Гавриловичу. «Похож!» — подтвердил Десяткин.

Продолжение читайте в интернет-газете «Якутия».