Как покорить якутский Голливуд: Известная российская актриса и режиссер сняла фильм о республике

0
77

Игровой документальный фильм о Якутии «Интересная жизнь» представила режиссер и известная российская актриса Анна Яновская. Премьерный показ состоялся в Благовещенске Амурской области на XVI российском открытом фестивале кино и театра «Амурская осень».


Картина «Интересная жизнь» участвовала в конкурсном показе полнометражных фильмов и по итогам фестиваля получила приз за лучший сценарий. Интересно, что «Интересной жизнью» (рабочее название картины «Якутские бриллианты») Анна Яновская дебютировала в полнометражном игровом кино (до этого в режиссерском багаже Анны были только документальные и короткометражные фильмы).

Работа над фильмом

Это история о московском актере – неудачнике, выступающем в жанре стендап-комеди, который не доволен своей судьбой и мечтает о больших серьезных ролях и вот его пригласили в Якутию сняться в серьезной драматической роли в местном кино, но уже на месте понял, что все далеко не так просто. Съемки проходили в Якутске, селах Ой, Еланка, на Табагинском мысе, с зимы 2016-го по весну 2017 года.

Оладушки для земли и реки

Анна Яновская:

— Все началось с того, что мне как-то позвонили с одной студии: «Нет ли у вас какой-то идеи фильма для подачи заявки в Минкультуры РФ?» И вообще-то у меня ничего не было, но почему-то я сказала: «Да, есть, когда нужно?» — «Через неделю». Я стала перебирать в памяти, что в моей жизни было такого, о чем можно было бы снять кино. И вспомнила, как года три  назад мои старшие коллеги Андрей Шемякин и Олег Иванов, побывав в Якутске, взахлеб рассказывали мне в поезде по дороге в Выборг, что в Якутии сейчас настоящий кинобум, снимается довольно много местных фильмов – около 50 в год, настоящий якутский Голливуд! У людей постоянно какие-то задумки, снимаются и профессиональные актеры, и непрофессиональные. Меня просто поразила такая история в республике по территории равной пяти Франциям и населении меньше миллиона человек. И что удивительно – эти люди интересны сами себе, их же фильмы среди местного населения очень популярны – не московские комедии или зарубежные блокбастеры, а свое, родное. Свои жанры, свои звезды – думаю, есть чему поучиться и столичному кинематографу. Мне бы хотелось, чтобы и наше кино было так же востребовано соотечественниками.

Кадр из фильма

В общем, я подумала, что об этом очень интересно было бы снять фильм, и подала заявку. Причем хотелось попробовать найти что-то на границе жанров, перетасовать их, вплести документальное кино в игровую структуру, в мокьюментари попробовать изобрести какой-то иной киноязык, совместить несовместимое. Поэтому жанр «Интересной жизни» можно назвать игровой документалистикой. Актеры играют, по сути, самих себя, со своими именами, и по сюжету тоже получился такой перевертыш – герой приехал покорять Якутский Голливуд из Москвы, а ему говорят, как в настоящем Голливуде: «Нет, извините, вы нам не подходите — говорите с акцентом, да и  психотип не местный у вас…»

И вот зимой 2016 года мы поехали в Якутию, что называется, на освоение, которое началось со встреч с мэрией Якутска, правительством республики, руководством «Сахафильм». И первое, что от нас потребовали, — обстоятельный сценарий: «А что вы о нас хотите снять? А в каком ключе?» Нас вообще поначалу приняли за журналистов, которые, не дай бог, хотят наснимать каких-то грязных бараков, чтобы вскрыть проблемы региона. И я, в общем, сперва даже как-то сомневалась, смогу ли я вообще что-то снять. И в дальнейшем практически каждый сюжетный поворот в сценарии нам приходилось отстаивать, объяснять. Вплоть до того, что «А вот у нас режиссер так не разговаривает!» Так что импровизаций в дальнейшем хватало – чтобы герои говорили «как в жизни».

Вообще мы начали придумывать сценарий с Сергеем Потаповым, это очень талантливый якутский режиссер — и кино, и театр ему подвластны. Он меня вдохновил на этот подвиг. Потом нашу идею поддержал Андрей Шемякин, на чьей студии мы, в конце концов, и стали производить это кино, за что я ему очень благодарна. Конечно же, очень большая заслуга Алексея Юдникова, нашего главного героя, с которым мы тоже советовались и придумывали варианты сюжета. Потом к нам присоединился Костас Марсан, тоже якутский режиссер. Мы познакомились на фестивале, мне понравился его фильм «Мой убийца». А когда уже фильм был снят, мы заново придумали его и буквально соткали с режиссером монтажа Сергеем Ивановым, работой с которым я просто горжусь. Да, бывает на свете счастье! Сережа успел до меня поработать с Александром Сокуровым, Лешей Германом, Кириллом Серебренниковым, Светланой Проскуриной. И вот ему понравился наш материал, мы начали монтаж, дописывая и переписывая и сокращая сценарий.

На съемках

Так что, то, что мы получили приз за лучший сценарий  — это очень мудрое решение жюри – потому что это подарок и радость для всей нашей творческой группы. В общем, кино — это дело коллективное: сами придумали — сами сыграли…

Хочу отметить, что Сергей Потапов не только помогал с производством фильма, он и сам сыграл в нашем фильме – конечно же, самого себя. И его роль, очень важная. Можно сказать, в том числе из-за него движется сюжет. Он приглашает своего друга, столичного артиста сняться в кино, а сам уходит на охоту. Между друзьями – река Лена, лед тронулся и встретиться невозможно никак. Кстати, мы потом видели всё это, когда снимали с вертолёта МЧС и даже спасли двух охотников со льдины…

Фигура Потапова может показаться неоднозначной: вот так пригласить человека из Москвы и бросить, а самому уйти на охоту. В Якутии сказали, что местный режиссер так бы никогда не поступил. Но дело в том, что именно так он и мог поступить (улыбается), потому что когда мы приехали на съемки в Якутск, ряд людей, с которыми мы договаривались снимать кино, исчезли. И когда мы им дозвонились, оказалось, что они были на охоте — начался сезон. Потом, уже в процессе часть съемочной группы приходила на съемки с ружьями: «Сезон же — может, кого-то заодно подстрелим». В порядке вещей всё это — у них природа такая – они дети природы. И так близко природу и её воздействие, как там, не чувствуешь больше нигде.

Вот еще пример — звонят нам: мол, возьмите из Москвы оладьи. Прежде чем что-то делать, нужно, речку и землю покормить (и этот кадр мы вставили в фильм). Причём это не суеверие – это образ мысли. Так что, вхождение в местную культурную среду было для нас, пожалуй, самым сложным в процессе съемок. У Потапова в фильме были такие ключевые слова: «Попадая в неизвестное пространство, вы должны не ломать его, не давить, а стать этим». И, таким образом, мы выкристаллизовали идею показать не просто Якутию, а то, что пока ты не поймешь местный колорит, дух, не почувствуешь этих людей, пока они тебе не доверятся, ты ничего не получишь в плане каких-то художественных образов.

Кадр из фильма

Тем не менее, я так радовалась этой нашей работе, сильной команде, которая у меня была на съемках. Один из ведущих якутских кинооператоров — Семен Аманатов, оператор прекрасного фильма «24 снега». А фильм «Царь-птица», который он снимал, получил Гран-при на Московском международном кинофестивале. Вообще, кстати, для якутских кинематографистов Москва – не предел. Они уже нацелены на мировой уровень. И должна сказать фильмы того же Сергея Потапова составят мощную конкуренцию европейским. Помимо Семена Аманатова, нашего оператора, у нас была небольшая документальная камера в руках у замечательной девушки Инны Омельченко, выпускницы мастерской Марины Разбежкиной. Инна подлавливала небольшой камерой такие интересные моменты, и люди при этом не видели, что она их снимает. Таких моментов мы от большой камеры не дождались бы, поскольку при такой развитости в Якутске кинематографа, простые местные жители достаточно закрыты, на контакт идут трудно, стесняются. Так что снять обычную проходку – целая проблема.

Инна, к примеру, сняла чисто случайную встречу нашего главного героя с якутской моделью на крыльце одного из местных кафе. Невероятной красоты девушка, которая сама пришла в это кафе на съемки местного кино. Она, кстати, оказалась, «Мисс Якутия».

Герой, но ни кино – просто герой

Алексей Юдников

Алексей Юдников, исполнитель главной роли:

— Поддерживаю слова Анны о том, что доверие этих людей надо еще заслужить. Тот же Сергей Потапов – действительно наш друг, но он меня наставлял: «Ты должен быть, как охотник, как воин, чтобы мы тебя полюбили. А то будет такое ощущение, будто москвичи приехали на нас деньги заработать». Учил меня каким-то ключевым понятиям – например, «у нас не говорят «работать», — якут не работает, он убивает, поэтому мы, допустим, говорим: «Иду убью деньги».

Фильм я сам посмотрел в Благовещенске, по сути, первый раз и на большом экране. И у меня как у зрителя, конечно, противоречивое чувство. Я себя представлял таким путешественником, который в этом «дорожном кино», передвигаясь там и здесь, сталкивается с разными режиссерами, деятелями искусства, а попутно мы расскажем о якутском кино.

Но все представления натолкнулись на, что ли, якутскую метафизику, заложниками которой мы сами невольно стали. В фильме один из персонажей – житель села Ой – Прокопий Романович Ноговицын, который вначале был просто интересным человеком, который занимается с детьми, в дощатом клубе показывает им кино, вдруг по ходу превратился в нашего проводника, этакого Дерсу Узала, такого подвижного в свои 72 года. В каком-то смысле он увел нас в какую-то свою тайгу, где хозяин он. Это уже порой был некий магический реализм. Прокопий Романович провёл нас по многим интересным местам, которые попали в фильм. Плюс ко всему он еще краевед – ищет всевозможные древние окаменелости, рассказывает об этом местным ребятишкам, причем не за партами, а в походах. Про динозавров может рассказать, опираясь на серьезную научную базу, при этом не забывая остановиться положить на землю оладушек – вот так в параллель идут два мировоззрения.

Анна Яновская и Прокопий Ноговицын

И, конечно, Прокопий Романович – еще и режиссер. И все жители деревни Ой снимаются у него в кино. Идешь с ним по деревне, навстречу детвора: «Когда там у нас съемка?» Его вообще, оказывается, называют учителем всех молодых кинематографистов. Его короткометражку в прошлом году показывали на Берлинском международном кинофестивале, на огромном экране — в Ай-Максе!

Еще для меня было, пожалуй, непривычным, что часто приходилось быть не столько артистом – в диалогах, сколько журналистом. Вот начинаем разговор – просто по теме, и я в какой-то момент незаметно для собеседника показываю оператору: «Включай камеру». Потому что второй раз мой партнер то же самое уже не скажем: «А зачем?»

Так что хоть у меня и главная роль в этом фильме, все-таки основной персонаж в нем – это сама Якутия с ее жителями. Мы ехали снимать феномен якутского кино, а столкнулись с феноменом Якутии как таковой. И финал вышел такой, прозрачный – герой просто ушел в эту местную метафизику. У нас была, например, идея снять, как я ухожу по ту сторону экрана и становлюсь частью якутского кино – не ландшафта даже. То есть этого столичного актера дома отправляли стать героем кино, и он стал героем, но не фильма, а просто героем.

Анна Яновская:

— Основной же посыл «Интересной жизни» – показать, насколько у нас большая страна, столько всего происходит на дальних ее берегах. Я хотела Россию открыть для России, раздвинуть пространство.

Та же Якутия открылась мне совершенно с другой стороны на фестивале «Доброе кино», куда меня как-то пригласили и который организует якутская епархия. Я увидела республику со стороны русского православия. И была потрясена этими замечательными умными, с большим юмором людьми. Руководитель фестиваля Сергей Юрьевич Немировский — сам энергетик, у него станции энергетические в республике, и он удивительный, православный человек, построил храмы в отдаленных деревнях. Он привез Благодатный огонь – как раз после Пасхи. И мы с этим огнем объездили республику аж до Хабаровского края, три реки пересекли. И в этих отдаленных деревнях (человек на 200 жителей) нас так трогательно встречали – вот мы им привезли Благодатный Огонь! И все это придумал и воплотил Сергей Немировский. С концертами мы там выступали — незабываемая поездка. Я без ума от этой неведомой страны!