Воспитанники школы современной музыки «Дом музыкантов» встретились с известной московской инди-группой «Pompeya». Представители независимой сцены рассказали ребятам о том, как без дорогостоящей поддержки лейбла начать свое творчество, а также поделились впечатлениями о якутской публике.


Группа состоит из трех человек – это вокалист и гитарист Даниил Брод, басист Денис Агафонов и барабанщик Дмитрий Винников. Музыканты дали концерты в Якутске 4 мая в СК «Дохсун» и еще один дополнительный по просьбам якутских фанатов 5 мая в «Grunge Bar».

На встрече с воспитанниками школы «Дом музыкантов» они ответили на вопросы ребят и поделились своим опытом. Гостям Якутии вручили сувениры и якутский музыкальный инструмент хомус.

Секрет успеха от «Pompeya»

Даниил: Когда мы начинали, паблики в социальных сетях не были сильно развиты. Тогда мы пытались попасть к кому-то на разогрев, на радио. Сейчас у ребят есть все возможности. Главное сделать хорошую картинку, снять клип и выложить на паблике, посвященный инди-музыке. Читая комментарии, можно понять, в правильном ли направлении двигаешься.

Денис: Десять лет назад важно было еще правильно социализироваться, иметь общество людей, которые разделяют твои взгляды. Если все это сходилось, ты записываешься, общаешься, делишься идеями, варишься в этом несколько лет. Безусловно, сейчас это тоже важно. Но благодаря развитому интернету человек вне комьюнити может выпустить интересные вещи.

Даниил: С лейблом мы подписали контракт в 2012 году, то есть с момента выхода песни прошло два года. Важно понять, что нам от этого не было ни горячо, ни холодно. Не надо стремиться попасть на лейбл. Надо стремиться сделать крутой сингл и делать упор на производстве продукта. Сейчас у музыканта есть все возможности для того, чтобы донести свою музыку до зрителя без посредников.

Денис: Не нужно забывать, что лейблы обращают внимание на артистов, которые чуть-чуть чего-то добиваются. Если артист сидит и не играет концертов, не пишет музыку, то лейбл его не найдет.

Даниил: У нас так сложилось, что мы всегда были независимыми, а не потому что такой музыкальный жанр. По сути, это образ жизни, это статус — делаешь все сам. Панки это называют DIY (с англ. do it yourself — «сделай сам» — прим. автора). Но этот принцип уже вышел давно за пределы панк-рок культуры и сейчас все кому не лень могут использовать этот термин.

В детстве я мечтал попасть в лейбл. Но когда мы действительно начали заниматься делами…  Сейчас мы даже с нашим американским лейблом расстались. Мы с ними сотрудничали четыре года, и толку от этого было меньше, чем сейчас за последний год. Мы сами по себе, у нас стало больше хороших идей и действий. Выясняется, что когда человек это делает сам, то у него как будто больше правильных мыслей, знакомств, коммуникаций, чем тогда, когда доверяешь кому-то.

Как правильно петь на английском?

Даниил: Если у человека получается петь на другом языке, то он и поет. Я мог петь на английском, поэтому это навело меня на мысли, что надо двигаться в этом направлении и развиваться. Но у меня есть акцент и я над этим работаю. Некоторые артисты делают из этого фишку. Но это трудно. У единиц только получается превратить недостаток в достоинство.

Я лично сам учусь до сих пор – с помощью текстов, общаюсь с местными в Америке. В языковые школы не хожу, что не является плюсом. Если есть возможность, то надо обучаться. Но мне кажется, самый эффективный способ – это общаться с носителями языка и потреблять продукцию на оригинальном языке, например, смотреть сериалы. Это хорошо развивает понимание речи, особенно когда смотришь с субтитрами на английском. Я предпочитаю обычные ситкомы, где люди просто болтают.

Брать ли кредиты на запись песни?

Даниил: Производство одного качественного проект-трека обходится для нас ни во сколько. Я думаю, что человек может произвести продукт ровно за тот бюджет, который у него есть. Мне кажется, главное вложение – это ноутбук.

Денис: Суждение о том, что надо идти в дорогую студию, отдавать последние деньги и брать кредиты, чтобы записать первую песню, — это рудименты, атавизмы и заблуждения. Лучше взять кредит и купить хороший компьютер, так как это действительно хорошее вложение в личное развитие.

Даниил: Не обязательно отправлять треки на сведение в Москву. Ребята могут сводить звук так, как они могут и как им нравится. В итоге, возможно, получится прикольнее. Я по себе сужу – сколько мы ни отдаем нашу музыку на сведение сторонним людям, они все равно делают не так, как надо. На последнем альбоме мы довели трекинг настолько максимально нам нравящийся, что когда мы отдали это на сведение, то человек просто немного забустил, повесил плагины и компрессоры. В целом звук был таким и до того. Мы сейчас все делаем сами. Альбом «Dreamers» сделан в домашних условиях.

Денис: Не стоит на сведение делать решающую ставку и ожидать, что все за тебя сделают.

Даниил: Сведение звука и мастеринг – это финальная фаза, которую можно сделать за день, и они составляют 15% завершения работы. Остальную должен выполнить сам музыкант и максимально все вычислить, так чтобы ему нравилось, все поправить, отредактировать, найти именно тот звук, который ему хочется.

Сколько стоит клип?

Даниил: Сейчас какой клип ни возьмёшь, у него бюджет не такой как в 90-е, когда Майкл Джексон снимал клипы за три миллиона долларов. Сейчас дорогой клип звезд снимают за сто тысяч долларов, а инди-музыканты — до пяти тысяч долларов.

Денис: Технологии развязывают руки. Можно спокойно снять клип на айфон. Самое главное – идея.

Даниил: Мы собственно и сняли клип на айфон, когда у нас была небольшая поездка по Америке. Возможно, выйдет прикольно, по крайней мере, кадры мне очень нравятся. Посмотрим, как это выйдет на большом экране. Может, будет такое зерно, а-ля VHS. Ну и нормально!

Почему «Pompeya»?

Даниил: Это просто красивое слово. Нам просто понравилось, как оно звучит. Да и ничего лучше в тот момент мы не придумали, а с течением времени это уже превращается в торговую марку. Как только ты выходишь в публичное пространство, то рискованно менять название. Я сторонник того, что если тебя уже узнали под каким-то именем, надо его придерживаться и дожимать, чтобы оно росло.

Планы на будущее

Даниил: Сейчас мы просто расширяем географию. Мы никогда не ездили в европейский тур, никогда не были в Китае. Будем развивать азиатский и европейский рынки, потом еще Латинскую Америку. Наша цель – больше ездить по турам куда угодно. Не только тусоваться между Москвой и Лос-Анджелесом, не ждать, что упадет с неба, а самим двигаться, отправлять заявки на фестивали.

Впечатления о Якутии

Даниил: Честно говоря, я мало чего знаю о Якутии.

Денис: Я знаю, что полное название Республика Саха (Якутия). Довольно крупная площадь, в которую, мне кажется, вся Европа влезет. Еще здесь есть полюс холода Оймякон, огромное количество разных народностей, очень богатая и древняя культура. На самом деле я сюда летел с мыслями, что здесь совсем другая планета. А прилетел в современный город, которых много в России. Все оказались очень модными, продвинутыми.

Даниил: Да, публика очень модная, все красивые.

Денис: Якутская публика нас влюбила в себя, поразила и очаровала, потому что мы давно такого теплого и горячего приема не получали. В мегаполисах люди более сдержанные, избалованные. Здесь было видно, что на концерте всем все очень понравилось, эмоции были настолько искренними, что даже иногда я был сконфужен, в том смысле, что люди были в словах теплые и отзывчивые. Это очень приятно.