«Жизнь в районах»: Потомственный охотник рассказал о тайном языке, дедовской батые и трофеях

5667

Мало кому доводится увидеть охотника в деле. Команде ЯСИА, прибывшей в Вилюйский улус в рамках проекта «Жизнь в районах», повезло – увидели. Правда, не в тайге, а в селе Илбенгя, где потомственный охотник Эдуард Спиридонович Николаев во дворе своего дома показал, как ставит капканы, ловушки, как заметает конским хвостом следы.


Охотник Эдуард Николаев вынеся из кладовки дедову батыю, обращает наше внимание на тонкие линии у основания лезвия, которые образуют орнамент, и говорит с сожалением: «Я не знаю его значения. Но какой-то смысл здесь скрыт. Многое мы утратили. Чтобы не спугнуть добычу, мой дед не только зверей, но и все свои вещи вплоть до котелка называл особыми словами. Волк – «сэм», лошадь, на которой едешь на охоту — «даласа» («мостки»). Обычные люди разговоры охотников не понимали, а у меня в памяти только эти два слова и сохранились. В молодости таким вещам значения не придаешь, а в зрелые годы – жалеешь: почему не прислушивался, почему не запоминал?».

Дед Эдуарда Спиридоновича – кадровый охотник Егор Егорович Николаев первым в районе был награжден орденом Ленина. Было это в 1957-м. Он всех своих сыновей приобщил к охоте. Уводил их к местности под названием «Сорок островов» — туда, где сходятся Лена, Вилюй и Линда. Местность та была богата дичью. Уходили они туда на лыжах, пожитки везли на санках.

Сейчас охота совсем другая и в других местах, куда можно добраться на снегоходе. Охотятся, в основном, на соболя, которого в этих местах раньше не было. Завезли его из Иркутской области, и он благополучно расплодился в этих краях. С 1980-х, когда популяция этого зверька с ценным мехом особенно увеличилась, стало заметно меньше птиц. Оказывается, два этих явления напрямую связаны между собой: соболь ведь хищник, и в «кладовых» этого запасливого животного охотники находят десятки не таких уж мелких птиц. Доходило до шестидесяти – всего лишь в закромах одного-единственного соболя!

«Во времена моего детства тетерева на деревьях сидели, как гирлянды. Сейчас такого уже не увидишь. А соболя меньше не становится», — рассказывает Эдуард Спиридонович.

Первый свой трофей он добыл в десятом классе, но не на охоте – на сенокосе:

— Собаки пригнали к озеру лося. Тот в воду. Один из наших в лодку – и за ним. А лось за лодкой погнался! Отогнал ее и на берег выбрался. Еле его куртками обратно загнали. В конце концов наша взяла, но попотеть пришлось. А так добычу заранее чувствуешь. Бывает, что и снится.

Но он не всегда был охотником. До выхода на пенсию держал крестьянское хозяйство, а еще раньше – водил большегрузы на Золотинку, Невер.

— С братьями и сейчас лошадей держим. Три табуна у нас, 19 кобыл, так что все лето на сенокосе, но мы привычные. Однажды – я тогда только из армии вернулся – впятером заготовили 220 тонн сена, тогда техники не было, все вручную. Сейчас-то полегче.

Дома его ждут жена и дети. В свои 56 лет Эдуард Спиридонович – молодой отец, младшие во время нашего с ним разговора то и дело карабкаются к отцу на колени. — Я и тут по стопам деда пошел, — улыбается он. – Дед ведь в 49 лет женился.

Для своей семьи Эдуард Николаев построил большой и просторный благоустроенный дом с отоплением от центральной котельной, душем и прочими благами цивилизации. Помогли ему в этом братья и республика — в рамках программы по индивидуальному жилищному строительству.

Теперь Эдуард Спиридонович ждет, когда подрастут его малыши, чтобы приобщить их к своему делу, как когда-то его самого приохотили к тайге дед и отец.


Проект «Жизнь в районах» рассказывает о людях, проживающих в улусах нашей республики. Именно они своими победами и проблемами создают жизнь на селе. Смотришь на них и веришь, что Якутия — бескрайняя, и ты сможешь жить, трудиться и развиваться где угодно. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто — совсем невесело. Но они продолжают жить с любовью к своей малой родине — так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом.

27
0