Заявление на «дальневосточный» гектар, можно сказать, одобрено — продолжаем редакционный эксперимент

5548

ЯСИА продолжает редакционный эксперимент в рамках проекта «Гектар». Старший корреспондент агентства Елена Бочкарева намерена оформить участок земли и описывает свой опыт. Ей помогает и делится наблюдениями главный редактор «Якутии» Виталий Андрианов. Землю также хочет взять известный блогер Алексей Басылаев, однако он решил повременить — дождаться, когда снег сойдет, чтобы посмотреть участок, поговорить с местными жителями.

Не передать словами, сколько восторга я испытываю, дорогие читатели! Мое заявление на «дальневосточный» гектар после долгого круговорота по инстанциям прошло предварительное согласование в уполномоченном органе — Департаменте по лесным отношениям.

Знающие люди подсказали, что это почти успех. Помешать мне могут какие-нибудь внезапно появившиеся третьи лица, у которых есть права на землю.

По последним данным, около 9,5 тысячи якутян подали заявления на гектар, 40% из них отказали. Здорово, что я не попала в список «отказников».

Кстати, на днях ходила записывать интервью с министром имущественных и земельных отношений Якутии Евгенией Григорьевой, и она мне рассказала, почему так много отказов. На это есть три причины.

Те отказы, которые у нас есть, прежде всего связаны с некорректностью публичной кадастровой карты и неполнотой информации ФИС. Это значит, что границы земельных участков смещены, поэтому происходит несоответствие данных на карте и в натуре.

Человек на карте выбирает свободный гектар, а уполномоченный орган рассматривает его по представленным координатам и видит, что тот занят. Это раз.

Два, у нас в публичной кадастровой карте много земель, которые поставлены на учет без границ. То есть можно спокойно попасть на чужие владения.

И три, много земель лесного фонда (порядка 25%), а границ защитных лесов в ФИС нет. Вот и мучаются наши «лесники», сверяя все границы.

Елена Бочкарева

Елена Бочкарева,
старший корреспондент ЯСИА

Андрианов

Виталий Андрианов,
главный редактор газеты «Якутия»

 

Ага, значит, уже можно готовиться ехать на участок для запечатления украшенной елки и прыжков в снег? Заодно выставить защитные сооружения от внезапных третьих лиц. И вообще, с чего кто-то взял, что я – пессимист? Просто реально смотрю на вещи, ожидаю, что все будет как всегда в полном соответствии с логикой событий. А тут раз – и новогодняя сказка случилась, заявление согласовали. И кто мне теперь будет доказывать, что чудес не бывает? Под Новый год все бывает.

А вот потом придет 2017-й, и будет февраль, и право на получение гектара распространится уже на всех граждан РФ, не только на дальневосточников, как сейчас. И тут такая коллизия: если все информационные системы к тому времени заработают как надо, то это будет, мягко говоря, обидно и несправедливо по отношению к нам, к дальневосточникам, к якутянам. Вот было у нас на нашем этапе эксклюзивное право на получение земли, а система к его реализации оказалась не готова. А потом, когда «эксклюзив» кончится, раз, и заработает. Нехорошо!

А если систему не выправят, то она может просто окончательно захлебнуться с увеличившимся потоком заявлений. Плюс ведь еще и наши раскачаются, кто ждет весны, чтобы съездить, выбрать участок и потом только заявится. И эдак нехорошо выходит.

В принципе, единственный выход – внесение поправок в закон и продление нашего этапа, который с дальневосточным эксклюзивом. И не надо говорить, что времени мало, сам закон принимали с такой скоростью, что времени внести поправки до февраля — натурально вагон.

Но я не пессимист. И на Государственную Думу новогоднее волшебство вряд ли распространится. Остается ждать чудес с неожиданной стороны.

И позвольте еще раз поинтересоваться: когда едем наблюдать прыжки в сугроб?

3
0