Ветеран тыла Александра Попова: Война застала меня еще ребенком

8600

Ветеран тыла, отличник образования республики Александра Федоровна Попова прожила в Якутии 50 лет. Годы Великой Отечественной войны застали ее еще школьницей, когда она находилась у себя на родине — в Кемеровской области. Какими трудными были те годы и как сложилась ее жизнь после — в материале ЯСИА от первого лица. 


Когда идешь на войну еще ребенком

Я родилась в селе Святославка Кемеровской области 14 февраля. Там было всего 4 класса, поэтому я продолжила учебу в Ижмировском районе, переехав к старшей сестре. Когда я училась в 7 классе, нам объявили, что началась война. Всех учителей-мужчин забрали на фронт, поэтому нас, еще совсем детей, готовили сразу на учителей. Преподавали нам педагогику и психологию.

В 9 классе всех мальчишек нашей школы призвали в армию. В 10 классе уже стали забирать девочек, и меня хотели забрать. В классе у нас двое мальчиков остались, которые по росту не подходили — совсем маленькие были. Нас, восьмерых девчонок, выстроили в ряд и сказали, что мы должны идти на фронт. Я тогда ответила, что мне, наверное, нельзя на фронт, ведь родители мои совсем престарелые, а я — самый младший ребенок в семье. У двух моих старших сестер уже свои малыши родились. Тут же сразу вызвали моего отца, которому было за 70, и, убедившись, что родители мои действительно в возрасте, решили меня оставить. Из восьми девочек была одна из эвакуированного Ленинграда, поэтому ее тоже не взяли. Остальных забрали в Новосибирск учиться на связистов. Потом мы узнали, что одна девчонка из села Воскресенск погибла на фронте.

Голодные годы

Зять наш погиб. У многих мужья умерли на войне. Насмотрелись мы за эти годы много плохого. Когда я оканчивала 10 класс, в селе на железнодорожной станции остановился поезд, а в нем матросы были. Почему-то их долго не увозили на фронт. Они совсем отощали, голодные ходили по дворам побираться. У моей подруги мама зарубила восемь гусей и положила в сенях, а их украли. Мы догадались, что это сделали матросы.

Во время войны погиб отец наших соседей, осталась жена одна с тремя детьми. Она не могла прокормить их. Пашню вспахать было некому. Семья по сути нищая стала. Старшая дочь умерла от болезни и голода, остались мальчишки — Илюша и Ваня. Мать побиралась по людям, собирая краюхи хлеба. Мне было их очень жаль, и я у мамки картошку отсыплю, кусочек хлеба отрежу и отнесу Ване и Илюше. Они тут же при мне ее нечищенную в печку подкладывали и жарили. До того голодные были.

Через год закончилась война

Окончив 10 классов, встретила свою бывшую учительницу истории Александру Баранову, которая в то время работала заместителем председателя РАНО. Она сказала, что в Святославке нужен преподаватель русского языка и литературы. Оформили меня туда, и я уехала работать в свою школу. Родители радовались до безумия, что я жива, здорова и приехала работать в родное село, поближе к ним. Параллельно я заочно отучилась в Томском институте, ездила сдавать экзамены. Через год закончилась война.

Ваня с Илюшей выжили. Подросли и пошли трудиться в колхоз в Святославке. Как-то сижу я на работе, и приходит Илюша, говорит: «Я вас провожу, темно уже«. А я отвечаю, что и сама дойти смогу. Но нет, он настаивал. Сказал так: «Век не забуду, как вы нам картошку приносили». Помнят люди добро, которое ты им делаешь. Поэтому я думаю, что колхоз в те годы был спасением для людей. А если мать одна остается с малыми детьми на руках, то выхода нет — надо идти по миру. А колхоз оказался выходом из положения для всего народа в голодные годы войны.

Из Святославки в Якутию

На фотографии (справа) сестры Александры Прокопьевой (героиня материала в центре).

Окончила я Томский институт. Познакомилась с мужем Михаилом Дмитриевичем, он у меня участник войны. У нас в Святославке родилась дочь. Муж работал секретарем парткома и заместителем директора совхоза. У нас были свое хозяйство и сенокосная пашня. Однажды выдалось очень дождливое лето — все сено испортилось. В то время его мама гостила у нас. Увидела, как мы мучаемся с пашней, и предложила уехать в Якутию. Она нас так раззадорила, что мы все же решили переехать. Мужа в райкоме отпускать не хотел. Но все-таки он их убедил. И в 1965 году мы отправились в Ленск. Дочь Люда тогда училась в Кемерово, но после нашего переезда перевелась на физико-математический факультет ЯГУ. Вышла здесь замуж и родила нам внучку.

Разницы между Кемеровской областью и Якутией почти не увидели. Ну, похолодней здесь чуть-чуть климат. У нас село Святославка было большое, три колхоза. Когда школьницей была, на каникулы приезжала к родителям и все лето работала в совхозе: и полола, и на комбайне работала, что только не делала. Такое детство у нас в советские годы войны было.

Лучший учитель из маленького села

Работала я в Ленске учителем русского языка и литературы 19 лет. Общий стаж у меня — 40 лет. После избрали завучем по воспитательной работе, и я, будучи коммунистом, вела все пионерские сборы и комсомольские собрания. Уроков у меня совсем мало было — по два часа в день, поэтому находила время к ним подготовиться. Приезжали к нам из Якутска с проверкой, и комиссия посещала все уроки и ставила нам оценки.

Я «пятерки» получала. Директор ко мне пришла на открытый урок и за каждым моим словом следила. А потом говорит: «Александра Федоровна, как ты можешь такие уроки делать? Я столько занятий посетила, а такое еще не видела!«. А на второй день расписала мой урок в стенгазете и отметила: «Прошу всех учителей ходить на уроки Александры Федоровны и учиться самим, как правильно надо преподавать детям«. Это все благодаря тому, что у меня время было подготовиться, так с чего бы мне не подготовиться так, чтобы урок на «пять» был?

Работала всегда на совесть, как и все. Одна учительница как-то пришла ко мне на урок, потом второй раз и говорит: «Александра Федоровна, у вас такие уроки хорошие, давайте вместе план писать«. А я планы всегда пишу только в воскресение и на всю неделю, поэтому отказалась и предложила, если она хочет, переписывать план. А завуч нашей школы подошла потом как-то ко мне и говорит: «А вы с Диной Сергеевной вместе пишете план?«. Я объяснила, как дело было. А она говорит: «Уроки отличаются, как небо и земля«. Ведь дело не в том, как писать, а как вести урок.

Жизнь вся на виду, как она есть 

Жили мы хорошо, все учителя уважали меня, здорово было. И концерты готовили, и соревнования школьные. Отработала я в сфере образования 40 лет. Меня наградили значком «Отличника народного просвещения». Собрали всех учителей Ленска и прикололи мне вот этот значок.

В Ленске у нас с Михаилом родился сын. Когда вышла на пенсию, дочь Люда, которая уже жила в то время с семьей в Якутске, предложила переехать к ней. На улице Притузова две квартиры оказались свободными. Уехали мы со всеми своими пожитками весной, а осенью случилось страшное наводнение в Ленске. Наш прежний дом затопило по самые окна.

На фотографии Александра Федоровна с мужем Михаилом Прокопьевым

Сын наш умер от болезни в 59 лет уже в Якутске. Сноха с нами живет по соседству. Мы каждый день ужинаем вместе. У меня растут три внучки и три правнучки. Был еще правнук Мишенька, но погиб, когда учился в 5 классе — залез на трансформаторную будку, и его током насмерть зашибло. Выплатили чиновники родителям компенсацию за мальчишку. Правнучка Виктория учится в Новосибирске на журналиста. Другая правнучка — десятиклассница. И вот совсем недавно еще одна правнучка родилась, ей только 4 месяца.

Дед Михаил Дмитриевич все время работал председателем Совета ветеранов в Якутске. Сколько лет уже. И никем еще не заменили его. Машина Совета его отвозит и привозит. Подарки всякие дарят, цветочки. На все мероприятия его зовут, и я раньше с ним ходила, но после операции передвигаться уже не могу, только на ходунках. Мне уже 92 года. Дочери Люде — 75 лет, а Михаилу Дмитриевичу 93 год пошел. Вот такая жизнь — вся на виду.

3
1