Томтор — арктическая кладовая для супердвигателей и колонизации Марса

2941

В глубоком якутском Заполярье, примерно на четыре градуса севернее полярного круга, есть уникальное месторождение Томтор. Рассказывая о нем, зампредседателя научно-технического совета Росгеологии, научный руководитель Института геологии и минералогии СО РАН Николай Похиленко не скрывает энтузиазма.


Академик с коллегами из научных институтов Сибирского отделения РАН изучает богатства Томтора не первый десяток лет, а рост технологий только повысил ценность найденных там запасов редкоземельных металлов (РЗМ) — группы из 17 элементов, востребованных в высокотехнологичных отраслях. Без этих ископаемых и автобус в Домодедово не поедет, и Илон Маск не колонизирует Марс.

«Влад Филев (совладелец S7 Group Владислав Филев — прим. ТАСС) купил космодром, заказывает ракеты и собирается строить поселок на Луне. Маск (основатель компании SpaceX Илон Маск — прим. ТАСС) хочет через 30 лет корабль-миллионник на Марс запустить. А чтобы там что-то строить, надо туда гнать-гнать-гнать именно эти вещи», — рассказывает о ценности редкоземов ученый.

Но освоением космоса применение РЗМ не ограничивается. Редкие металлы, которых в Томторе больше, чем где бы то ни было на Земле, нужны и в повседневной жизни. Даже небольшое количество РЗМ в сплаве придает стали уникальные качества, создавая совершенные материалы для скоростного транспорта, небоскребов и мостов.

«Скандий — это авиационная, ракетная промышленность. Он делает алюминий прочным, почти как сталь, позволяет ему не окисляться в атмосфере. Самолеты, автомобили — их корпуса можно делать не из железа, а из легированного скандием алюминия. В Домодедово бываете?» — вдруг спрашивает ученый.

Он рассказал, что автобусы, которые перевозят авиапассажиров по территории аэропорта, изготовлены именно из такого сплава. В отличие от тех, что из нержавейки, они легкие и экономят горючее.

Сверхсильные магниты на основе РЗМ повышают износостойкость современных двигателей и генераторов, а если добавить в сплав немножко празеодима (еще один РЗМ Томтора — прим. ТАСС) — еще и температуру использования: магнитные свойства сохранятся даже после достижения «точки Кюри».

«Есть куча новых материалов, где используются комбинации из шести-восьми разных редкоземельных металлов. Получаются фантастические характеристики!» — восхищается академик.

Например, если обычный электрический провод легировать (дополнить в сплаве) скандием, он перестает окисляться и становится практически вечным. Но, легкий и прочный, он все еще будет объемным из-за низкой проводимости алюминия. Так вот, если в этот сплав уже легированный скандием, добавить иттрия (всего лишь 300 грамм на тонну), проводимость увеличится в 2,5 раза.

«А значит, и объем можно уменьшить. В наших условиях больших расстояний это позволит существенно снизить потери», — уверен ученый.

РЗМ на вырост

Мировое потребление РЗМ составляет около 180 тыс. тонн в год и с развитием технологий будет только расти. При этом единственным крупным поставщиком остается Китай — запасы его флагманского месторождения, по данным Похиленко, около 120 млн тонн. Ресурсы Томтора оцениваются в 154 млн тонн.

Китай, являясь практически монополистом на рынке РЗМ, сам потребляет около 70% этих ископаемых. Российская промышленность такими темпами пока похвастаться не может.

«В конце 80-х годов наша промышленность потребляла примерно 6,5 тыс. тонн этого сырья. Сейчас чуть больше 1 тыс. в год, то есть потребление снизилось в 6 раз. Это печально, но есть серьезные планы по модернизации и переходу на технологии шестого уклада. Судя по параметрам и направлениям стратегии научно-технологического развития РФ, потребление РЗМ должно многократно увеличиться», — отмечает ученый.

Учитывая, что сейчас собственное потребление России невелико, ученый считает важным заранее найти свободную нишу на внешнем рынке, который пока контролируется Китаем.

«Вот добыли вы 1 грамм золота — у вас голова не болит, у вас в кармане 2600 рублей. Килограмм — 2 млн 600, тонна — 2 млрд 600 млн. Добыл — и никаких проблем с реализацией: золото есть золото. А вот добыли вы, к примеру, 50 тыс. тонн РЗМ при уровне потребления промышленности около 1 тыс. тонн. Что вы будете делать с 49 тысячами? Надо искать нишу на рынке», — рассказывает ученый.

При этом важно качество подготовки сырья. Килограмм скандия с примесями стоит на мировом рынке около $1,5 тыс., а вот очищенного до «трех девяток» — $15 тыс. Технология такой очистки в России есть.

Наши яйца и масло за лучшие рецепты тортов

Академик предлагает использовать огромные запасы Томтора, чтобы наладить собственное высокотехнологичное производство. И здесь он использует аналогию с кулинарией.

«Вот, представьте, что вы собираетесь заниматься бизнесом в области производства тортов. У вас есть опытный в этом плане производитель — он делает их изумительно, в лет идут! Рецепт вам не дает. Но у него нет яиц и масла, а у вас их до фига! И вы предлагаете: тетя Варя, давай я тебе буду давать яйца и масло в тех объемах, которых тебе не хватает, а ты научи меня. Она рецепты даст, сама придет  — покажет, поделится секретом. И вот уже в семье все счастливы — вы не тратите с трудом заработанные деньги на покупку у тети Вари этих тортов, сами их печете для себя. А потом, сообразив, что есть соседи, которые с тетей Варей на ножах, потому что коза ходит на их участок, вы можете, включив свое умение и добавив розочку поинтереснее, продавать тортики и им», — говорит Николай Похиленко.

По словам ученого, не масло и яйца, а редкоземельные металлы очень необходимы, к примеру, японцам, корейцам и немцам. Из них они производят высокотехнологичную технику и оборудование, которые Россия сейчас вынуждена покупать за границей. Похиленко предлагает предоставить заграничным партнерам необходимые им редкоземы, но с условием: «Давайте вместе с вами мы построим на нашей территории пару-тройку заводов по производству этого, этого и этого для нашего внутреннего рынка. Часть прибыли ваша, часть наша. Наши инженеры осваивают, выходят на уровень шестого технологического уклада и дальше уже подключают мозги. Сами мы будем к этому идти долго. Поэтому надо идти способом с «тетей Варей».

В качестве возможных партнеров Похиленко видит Японию, Южную Корею, Германию и Францию. А вот с китайским промышленниками советует быть осторожнее, вспоминая в том числе печальный опыт новосибирского «Лиотеха». Завод, открывшийся в 2011 году как совместный проект «Роснано» и китайской Thunder Sky Group, должен был стать крупнейшим предприятием по производству литий-ионных аккумуляторов. Общий объем инвестиций составил 14,8 млрд рублей, но завод так и не вышел на проектную мощность. В 2013 году из проекта вышел китайский партнер, а с 2016 года в компании «Энергетические решения», управляющей заводом, идет конкурсное производство.

Томторский треугольник

Исследование Томтора началось еще в 80-е годы с участка «Буранный». Работы велись по заказу «Алросы», которая, не обнаружив в месторождении своего профильного ископаемого — алмазов, отказалась от планов освоения. Около года назад специалисты «Якутскгеологии» оценили запасы расположенных рядом с «Буранным» участков «Северный» и «Южный». Заказчиком выступило совместное предприятие Ростеха и группы ИСТ — «Триаркмайнинг».

В мае 2014 года компания выиграла аукцион на право пользования участком недр Томторского месторождения. В начале июня министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров сообщил в интервью ТАСС, что освоение Томторского месторождения начнется уже в 2018 году.

Новые исследования позволили в три раза увеличить прогноз запасов, выявить новые типы руд с высоким содержанием полезных компонентов. К примеру, дефицитный марганец — после распада СССР все месторождения оказались на территории Украины, но запасов Томтора достаточно, чтобы полностью закрыть потребность России в этом ископаемом.

При этом изученные участки — «Буранный», «Северный» и «Южный» — это только вершина айсберга, их площадь в сумме составляет всего 40 кв. км, в то время как весь массив — около 300 кв. км. И он очень слабо изучен. Академик Похиленко уверен, что Томтору еще есть, чем удивить . На западе Уджинского поднятия, на котором находится месторождение, ведется добыча алмазных россыпей, но попутно там находят платину, и довольно много.

«Изучена только одна шестая часть от общей площади этого массива. Территория Уджинского поднятия, включающая вместе с Томторским еще три других массива, может оказаться кладовой для всей планеты, запасов которой хватит на ближайшую тысячу лет», — считает Похиленко.

Ученый имеет в виду уникальные «космические алмазы» (алмаз-лонсдейлитовые агрегаты), обнаруженные в расположенном недалеко от Томтора Попигайском кратере. Он появился около 30 млн лет назад в результате падения огромного метеорита. Изучив образовавшиеся в результате падения алмазы, ученые обнаружили у них уникальные свойства — попигайские алмаз-лонсдейлитовые агрегаты в несколько раз тверже обычных естественных и синтетических камней и имеют более высокие абразивные и режущие свойства. Поэтому инструменты, например, буровые установки, в которых используются такие алмазы, могут служить значительно дольше.

В этом же районе, по словам ученого, есть перспектива выявления богатых алмазных месторождений, аналогичных по параметрам трубкам «Мир» и «Удачная». Поэтому Похиленко предлагает развивать весь массив комплексно: «Там получится горно-геологический кластер, где есть РЗМ, попигайское сырье, благородные металлы (платина, золото) и хорошие ювелирные алмазы. И все это одна территория. Экологически чистый кластер, расположенный в Арктике, что имеет еще и геополитическое значение».

Почему руду Томторского месторождения нельзя назвать урановой

Общественники посетили участок «Буранный» в Томторе

Радиации нет: Директор компании «Восток-Инжиниринг» взял в руки пробы с Томторского месторождения

1
0