«Наши люди»: Олег Константинов о детской кардиохирургии и праве на ошибку

14024

Проект ЯСИА «Наши люди» — это истории и воспоминания талантливых, трудолюбивых, целеустремленных жителей Якутии. Герой очередного выпуска — заведующий отделением детской кардиохирургии Республиканской больницы №1 Олег Константинов. Он сообщил, что до конца года  в РБ№1 появится отделение интенсивной терапии. Оно будет рассчитано на пять реанимационных коек, что позволит принимать больше пациентов, в том числе и новорожденных. 


Детское сердце должно биться

Вопрос об открытии детского отделения кардиохирургии назревал давно. Инициатива министра здравоохранения республики Михаила Охлопкова была поддержана генеральным директором Национального центра медицины Николаем Лугиновым и главным кардиохирургом республики Петром Захаровым.

Еще совсем недавно в отделении кардиохирургии РБ №1, где получают лечение взрослые пациенты, оперировались и дети с врожденным пороком сердца. К 2016 году было выполнено около 100 операций, что были лишь 15% от ежегодной потребности (большая часть операций проводилась в федеральных клиниках -Прим.ЯСИА).

C открытием детского отделения кардиохирургии все операции можно будет проводить на территории республики

Долгожданное событие состоялось 1 июня 2016 года и совпало с Днем защиты детей. Отделение детской кардиохирургии расположено в Педиатрическом центре РБ №1, рассчитано на 10 коек, и сейчас здесь проходят лечение дети от года до 9 лет. Отметим, что отделение предусмотрено для проведения операций на сердце и сосудах детям от рождения до 17 лет.

«Как известно, операции на сердце детям проводились на базе взрослого кардиохирургического отделения. Но из-за того, что и взрослых пациентов у нас в республике хватает, объем операций был небольшой. Причиной тому было отсутствие необходимого оборудования и реанимационного отделения для детей. Теперь у нас есть возможность проводить операции по всем видам порока сердца, даже новорожденным», — рассказал ЯСИА заведующий отделением детской кардиохирургии Олег Константинов.

К сожалению, до рождения определить порок сердца не всегда возможно. Кардиологи при поставке диагноза могут дать ребенку месяц, если речь идет, к примеру, о раскрытом магистральном клапане, и есть шанс, что организм сможет справиться с болезнью самостоятельно. Но при отсутствии улучшений без хирургического вмешательства порок станет необратимым, и ребенок умрет, не дожив и до 15 лет.

С ввода отделения врачи детской кардиохирургии прооперировали 90 юных якутян, из которых 8 новорожденных в возрасте от четырех дней, и самый младший пациент весил чуть более килограмма. Все операции прошли успешно.

«Основной нашей задачей я вижу организацию кардиохирургической помощи новорожденным и детям раннего возраста, требующим срочного оперативного вмешательства. На базе нашего отделения в ближайшее время будет открыт блок интенсивной терапии и кардиореанимации, будет обеспечен свой операционный зал», — рассказал Олег Валерьевич.

Заведующий отделением отмечает, что после рождения дальнейшего развития сердца у детей не происходит. Поэтому у новорожденных операция жизненно необходима — если не прооперировать вовремя, то 80% не выживают.

Когда в твоих руках жизнь маленького человека

По статистике в Якутии нуждаются в операции на сердце около 500 детей в год. К сожалению, в прежние годы многие дети не доживали до первого года жизни. Большинство пациентов из отдаленных районов республики, и зачастую перелет до столицы региона мог только ухудшить слабое состояние здоровья. А перелет в центральную клинику России даже с сопровождением якутского специалиста и вовсе невозможен.

Несмотря на это, в федеральных квотах Минздрав региона никогда не отказывало родителям. И все же, даже после открытия отделения детской кардиохирургии многие родители предпочитают уехать в российские клиники.

На практике врачей уже был случай, когда в больницу попал новорожденный с внутриутробным инфарктом из-за порока сердца

Поступают в отделение Константинова дети с самыми различными диагнозами, начиная от врожденной ишемии. На практике уже был случай, когда в больницу попал новорожденный с внутриутробным инфарктом.

Самый частый диагноз — открытие артериальных протоков. Хирургически болезнь корригируется, и послеоперационных осложнений практически не бывает. По сложности работы кардиохирурги различают операции 4, 5 и 6 категории. За последний год специалисты выполнили нескольким новорожденным операции 6 категории, когда требуется полная остановка сердца. После трех месяцев все пациенты, исходя из контрольных обследований, были полностью здоровы.

С диагнозом «открытие артериальных протоков» в Педиатрический центр попал и семилетний Кирилл, у которого при прохождении медицинского осмотра кардиолог обнаружил врожденный порок сердца. К сожалению, вопрос стоял уже ребром — без операции ребенок мог не выжить.

«Моему сыну Кириллу исполнится 8 лет. Врожденный порок сердца выявили, когда уже стоял вопрос жизни и смерти»

Мария, Якутск: «Моему сыну Кириллу скоро исполнится 8 лет. Выявили порок сердца при прохождении медкомиссии, когда мы хотели записаться в бассейн. Плаваем уже второй год, но нарушение ритмов сердца выявили почему-то только сейчас. Мы даже не предполагали это, поскольку никаких предпосылок не было. Кардиолог нашей поликлиники после осмотра сообщила, что операция нужна в срочном порядке. Для нашей семьи это был шок. 

Приняли нас в отделении детской кардиохирургии хорошо, и утром 27 июля провели операцию. Длилась она час при местной анестезии — сын уже большой, поэтому общий наркоз не понадобился. Спасибо врачам, благодаря им все прошло успешно. Кирилл чувствует себя сейчас хорошо, держится молодцом. По итогам УЗИ врачи определят дальнейший план реабилитации. Думаю, что восстановление пройдет быстро. Мы верим в лучшее, и готовимся пойти в школу». 

Сейчас проектные мощности позволяют выйти на новый уровень — проводить около 200 операций в год

Врачи детского отделения кардиохирургии за годы своей службы проводили сложнейшие операции, которые длились от 30 минут до 5 часов. Олег Константинов признается, что первая операция всегда проходит под большим напряжением, но хирург должен быть предельно сосредоточен, иначе любое лишнее движение может привести к необратимым последствиям.

«Когда у тебя первая операция на сердце маленького человека, ты всегда переживаешь, а после третьей и четвертой уже уверен в себе и волнения нет. Чтобы операция прошла успешно, нужно отбросить все эмоции и сосредоточиться на деле. Когда в твоих руках сердце взрослого человека, и знаешь, что в любой момент сможешь все исправить, потому что сам орган имеет много тканей и все сосуды довольно хорошо видны, то в случае с детьми все иначе — сосуды тоньше человеческого волоска, тканей практически нет, и каждый надрез должен быть первым и последним. Права на ошибку у нас нет», — говорит хирург.

Главная задача якутских врачей — все операции проводить только на базе своего отделения, не направляя маленьких пациентов за регион. Раньше основная часть операций проводилась в центральных клиниках Москвы, Новосибирска, Хабаровска и Санкт-Петербурга. Для родителей это было особенно накладно.

Ранее в Якутии открытие детского отделения кардиохирургии было лишь разве что в смелых мечтах врачей. Воплощение идеи требовало больших финансовых затрат со стороны бюджета региона. Однако с приходом на пост министра здравоохранения Якутии Михаила Охлопкова все изменилось. Между собой врачи обмениваются мнением, что глава ведомства всегда хотел открыть такое отделение в Якутии именно для маленьких детей.

«Сейчас проектные мощности нашего отделения при полной укомплектованности позволят проводить около 200 операций в год. Конечно, отделение только встает на ноги по материально-техническому оснащению, но к октябрю надеемся все будет готово. Когда откроется блок интенсивной терапии, появится своя операционная, мы, наконец, сможем работать в полную силу. Мы знаем, что способны на большее», — считает Олег Константинов.

Надежда на лучшее есть всегда 

К открытию блока интенсивной терапии за счет бюджетных средств Минздрава Якутии отделение приобрело аппарат искусственного кровообращения за 17 миллионов рублей, пять аппаратов искусственной вентиляции легких по 4,5 миллиона рублей каждый, а также наркозный аппарат чуть менее чем за 3 миллиона рублей. Поскольку ранее при формировании госбюджета на эти цели денег заложено не было, как собственно и самого отделения детской кардиохирургии, медицинское оборудование поступает с задержками.

Но работа кипит. Помогают отделению и благотворители. Недавно народный депутат Якутской городской Думы Иван Данилов приобрел для отделения специальные кондиционеры для операционного зала. Конечно, можно решить, что это небольшое пожертвование, в то время как одна кровать для блока интенсивной терапии стоит около 400 тысяч рублей, но и такая поддержка очень важна, подчеркивает заведующий отделения.

«Кондиционеры устанавливаются не прихоти ради. Они необходимы, чтобы охладить организм ребенка во время операции, тогда он легче справляется с нагрузками. Иван Данилов сам вышел на нас и предложил помощь. Мы понимаем, что наше правительство при всем желании не всегда может обеспечить всем тем, что необходимо, поэтому такие меценаты нам крайне нужны. Мы надеемся, что у нас в дальнейшем их станет больше. Во всех центральных городах России, не говоря уже о западных странах и Европе, любая клиника имеет попечителя, что правильно. Невозможно бороться за жизни в одиночку. Нужна команда единомышленников«, — уверен Олег Константинов.

Пообещал помочь отделению и Благотворительный фонд помощи детям (WorldVita), который закупит на 17 миллионов рублей аппараты для реанимационного отделения. «РусФонд» вызвался помочь с приобретением расходных материалов стоимостью в несколько тысяч долларов, которые практически одноразовые, а нужны ежечасно.

«Кардиохирургия — самая дорогостоящая отрасль здравоохранения. Жаль, что в Якутии нет благотворительных фондов для детей с пороками сердца. А ведь речь идет о жизни человека, которую можно спасти с большой долей вероятности. Все упирается в материально-техническую базу«,  — говорит Олег Валерьевич.

«Министр здравоохранения Михаил Охлопков нас сильно поддерживает. Это он открыл отделение, потому что знает наши проблемы«

О душевных муках и отсутствии страха 

В Якутии нет клиник федерального значения, поэтому распределение бюджетных средств идет по «остаточному принципу» — сперва обеспечиваются только центральные клиники и лишь после доходит очередь до регионов.

«Деньги начинают поступать только к лету. До этого момента мы как-то пытаемся справиться благодаря запасам. Пока операции проводим только по артериальному клапану, поскольку расходных материалов на другие виды пороков сердца не хватает. Если есть возможность перевозки детей в другие клиники без вреда для их здоровья, то приходится выходить из положения таким образом. Поэтому пока работаем в полсилы. Но поверьте, это все равно лучше, чем прежде«, — считает заведующий отделения.

Поддерживают якутских врачей и коллеги из центральных городов России, в чьих клиниках наши кардиохирурги прошли обучение. У отделения сложились дружеские отношения и с ведущими сосудистыми кардохирургами России, которые всегда готовы протянуть руку помощи. Причем поддержка бывает самая различная, начиная от стандартных консультаций, и заканчивая отправкой расходных материалов на уровне дружбы.

«Коллеги из Хабаровска расходные материалы списывают и отправляют экспресс-доставкой. Они иногда берут отгул на работе или приезжают в свой выходной день с расходными материалами, чтобы помочь в проведении операции. Все это мы делаем только потому, что, как бы банально не звучало, это наше призвание — помогать детям. Мы рады любой помощи», — признается Константинов.

Будучи злым или раздражительным, работать, особенно в детском отделении, врач не сможет.

По мнению заведующего отделением детской кардиохирургии, здесь работают свои детские кардиологи, сердечно сосудистые хирурги и кардиореаниматологи, что само по себе уникально, ведь они имеют многолетний опыт работы именно с маленькими пациентами. «Мы готовились к этому долгие годы», — говорит Олег Константинов. Конечно, при этом, как и во всей сфере здравоохранения, ощущается нехватка специалистов в части медицинских сестер и анестезиологов.

«Не все готовы работать с маленькими детьми, тем более новорожденными. Причиной тому является то, что это для многих врачей ново — операции на сердце и сосудах детей требуют огромной отдачи и ответственности. Каждый справляется с внутренним страхом по-своему — я всегда в операционной больше молчу, а другие наоборот — обсуждают ход работы, чтобы разрядить обстановку. Понимаю, что людям тяжело оперировать детей. Но страха быть не должно, потому что волнение может стоить очень дорого — исправить ошибку будет невозможно. Поэтому настрой на операцию у всех должен быть хороший. А вообще, наши специалисты — довольно добродушные люди. Наверное, по-другому никак нельзя. Будучи злым или раздражительным, работать врачом, тем более в детском отделении, невозможно». 

Поддержать отделение детской кардиохирургии посильно каждому. Здесь всегда открыты двери, и протянуть руку помощи может любой. Тем самым, шанс спасти маленькие сердца детей Якутии возрастает в разы.

5
0