«Семья»: Куда ведет оленевод свое стадо?

4720

Владислав успел заметить истертые клыки волка. Хищник стоял напротив, пригнув голову и грозно рычал. «Старый», – мелькнула мысль в голове молодого охотника. Он вскинул ружье и выстрелил. Зверь, как подкошенный, рухнул буквально ему под ноги.  

Владислав Сидоров – представитель династии оленеводов из села Хатыстыр Алданского района. Общий трудовой стаж членов большой семьи превышает 900 лет. Их предки кочевали по тундре вместе со своими стадами оленей, теперь так живут их дети, сохраняя вековые традиции рода.

Они привыкли жить там, где бескрайние просторы, которые невозможно объять не то чтобы взглядом, а даже своим воображением, где свежий воздух, который можно почувствовать на вкус, где жизнь не стоит на месте, а ведет за собой вперед.

Олень для них все – еда, одежда, да и сама жизнь, как она есть

В Хатыстыре мы не застали главу семейства Владимира Владимировича: он с младшим сыном Степаном был на стойбище со стадами оленей. Зато поговорили с женой.

Молодым специалистом приехала Евгения Семеновна в Хатыстыр, да так и осталась здесь. На новом месте нашла свою судьбу, вместе с мужем воспитали четверых детей. Они практически никогда не расстаются, деля все заботы и хлопоты пополам. Что самое удивительное, их дети работают оленеводами вместе с родителями. Такой уклад жизни нравится молодому поколению Сидоровых и воспринимается как само собой разумеющееся.

«Кто если не мы?» — удивленно говорят они мне, непонятливой горожанке. Их жизнь сильно отличается от наших привычных реалий, но для оленеводов, впитавших вольный ветер странствий вместе с молоком матери, это и есть тот единственно верный и правильно выбранный путь.

«Ганам» — это жизнь

Когда-то в 1991 году их дед Владимир Степанович одним из первых в Хатыстыре создал родовую общину «Ганам», названную в честь одноименной горной речки, в низовьях которой он родился и вырос. Говорят, в свое время там было настоящее поселение.

Последние пять лет сын Владимир пытается возродить общину, которая теперь носит имя отца. Пока в стаде около тысячи оленей. Но то, что в ней работает практически одна молодежь, вселяет надежду. Самому юному — 18 лет, в прошлом году он окончил школу и стал оленеводом. Самому старшему – шестьдесят.

Рабочий день оленевода длится с раннего утра до позднего вечера. Весной — отел, летом – собирают оленей по всей тундре, спасают от комаров, окуривая дымом. Зимой кормят своих питомцев, лечат от болезней, охотятся, заготавливают дрова, да мало ли еще чего. Мы и не подозреваем, насколько может быть трудной кочевая жизнь оленевода.

Женщины работают наравне с мужчинами, а еще содержат в порядке чум, варят еду, словом, крутятся-вертятся, как могут

Кстати, работники специально подсыпают в корыто оленям соль. Многие знают, как любят животные лизать замороженную мочу хозяина, поскольку подчас страдают от нехватки соли в организме.

Случаются курьезы, когда приходится буквально прятаться от назойливых оленей, чтобы справить нужду. Они, словно связанные арканом либо находящиеся под гипнозом, кучкой сбегаются на знакомый запах, порой рискуя сбить хозяина с ног. Приходится и громко кричать, и махать кулаками, а лучше длинным шестом, отгоняя особо настырных.

«Практически круглый год мы живем там, в стаде. Кочуем в радиусе 600 км, вплоть до Верхоянских хребтов. Оленям ведь нужна пища, так что куда они, туда и мы. Иногда срываемся с места, когда одолевают медведи и волки, а их в наших краях в последнее время достаточно», — рассказывает Евгения Семеновна.

Зимой на машинах и буранах, летом на моторке и оленях они добираются до места дислокации за несколько дней. К этому привык и млад и стар. Даже внучата, которым от роду несколько месяцев, выдерживают дорогу. Летом они могут перекочевать до семи-восьми раз. И снова разбор палатки, укладка нехитрого скарба в сани — и вперед, в путь, с песней. Для малышей это невероятные приключения, для взрослых – обыденный труд.

Евгения Семеновна смеется, что сейчас проблем нет: есть рация, транспорт, так что всегда можно вернуться в поселок за едой, медикаментами и прочими нужными вещами.

— А что делать? Это наш образ жизни, по-другому мы не можем, — говорит она, и все дети согласно кивают.

Лесные встречи

Косолапых и других обитателей можно встретить в любой момент. Однажды по дороге в стойбище, остановившись передохнуть, услышали чье-то недовольное кряхтение. Источник шума был где-то рядом. Приглядевшись, они заметили на соседнем дереве двух медвежат.

— Мать-медведица, которая тоже оказалась недалеко, следила за нами, но не приближалась. Мужчины, конечно, схватились за ружья. Вдруг один медвежонок спустился с дерева и поковылял к матери. Второй оказался неторопливым или нерешительным малышом. Он то спускался, то поднимался обратно. Сбоку – речка, с другого края – горы, вроде нам и бежать некуда. Слава богу, обошлось, — вздыхает женщина.

Собаки — самые преданные друзья. Именно они охранают хозяев от непрошеных гостей. Четвероногим доверяют самое ценное — жизнь

И такие сюрпризы природа преподносит постоянно. Женщины в роду Сидоровых отличаются спокойствием: о каждом приключении рассказывают, как об обыденном случае, тогда как мое воображение рисует картины одна страшней другой.

Летом женщины умудряются посадить огород: в основном это зелень, которая быстро растет. Ведь время от времени приходится переезжать на новое место.

Когда мужчины уходят на поиски оленей, жены прибираются в чуме, готовят обеды, ужины, латают вещи, шьют из оленьих шкур шубы, торбаза, рукавицы. Ветеринар по специальности, Евгения Семеновна занимается еще и профессиональной деятельностью.

— А еще мама любит танцевать! – делятся дети.

— Где-то выступаете? – спрашиваю я.

— Да где мне выступать? Я же все время там, в таборе! – смеется она. Да-да, это не опечатка. Так они называют свое стойбище.

Вечерами в таборе никто не скучает: смотрят кино на ноутбуке, играют в разные игры, читают книги, разгадывают кроссворды. Старшие Сидоровы – частые участники праздников оленеводов, соревнуются в метании мамыкты, на оленьих скачках, нередко становясь победителями.

— Без призов не возвращаемся! – весело щурит глаза хозяйка.

Евгения Семеновна родом из Оленька и часто ездит на родину, откуда тоже возвращается не с пустыми руками.

Зимой они живут там же, но уже не в палатках, а на базе. Иногда кочуют. И тогда снова грузят вещи в сани, ищут новое место, обустраивают жилище. Однажды накануне очередного переезда ощенилась собака. А куда деваться? Детенышей в карман — и в путь.

Олени – отличная приманка для волков и медведей. Они часто становятся кормом для них, сохранить поголовье в целости и сохранности подчас очень трудно.

А олени лучше!

У каждого члена семьи есть олени. Питомцы привыкают к хозяевам и любят их по-своему, каждый имеет свой характер и норов. Любимым животным дают клички. Вот у маленькой внучки, четырехлетней Дианы, есть олененок Бааска.

— Скоро дед приедет, — делится малышка. – Я очень скучаю по нему. Он привезет мясо, рыбу.

Несмотря на малый возраст, Диана – отличная помощница. Она умеет ездить верхом на оленях и даже помогает загонять их в стойбище. А еще ей нравится рыбачить вместе с бабушкой, по такому случаю у нее имеется именная удочка.

— Олени хорошие, добрые! — говорит девочка.

Дочь Сидоровых Оксана – чумработница. Ее день начинается с пяти утра. Нужно успеть приготовить завтрак мужчинам, проводить их на работу, охоту, рыбалку, успеть испечь к приходу лепешки, организовать обед, ужин. В такой суете и проходит день. В прошлом году девушка вышла замуж, скоро в семье будет пополнение.

— Мы с детства привыкли к такому укладу жизни. Хорошо на свежем воздухе: охотимся, рыбачим, смотрим за оленями. Кто кроме нас поможет матери и отцу? Так заведено, — говорит она.

— Хорошо быть оленеводом. Денег нет.. ну и что? Нам много не надо, хватало бы на пропитание, — вторит ей мать. — Вольный олень нам хозяин: куда он, туда и мы. Скорее они нас ведут, чем мы их.

Молодой охотник Владислав

На днях Владислав вернулся с охоты со славной добычей, он показывает нам свежую шкуру волка. Кстати, за каждого убитого зверя платят сорок тысяч.

Старый волк, клыки были практически истерты. Столкнулся с ним в 60 км от села. Еле догнал на буране, протаранил. Отскочил от меня — стоит, пригнувшись, злобно рычит, а глаза горят желтым огнем. Одним выстрелом убил!

Подобных трофеев у молодого парня свыше двадцати, бывает, что ходит и на медведя.

Первый раз он увидел живого волка еще подростком. С братом отправились на поиски оленей, да и встретили хвостатого, так в этих краях называют серых.

— Мы были без ружья и здорово струхнули. Начали кричать и кидаться камнями. В тот раз нам повезло, волк убежал. А так в первый раз отец взял меня на охоту где-то в двенадцать лет. Тут главное — не волноваться и не суетиться. Хотя реакция тоже много значит, порой именно она спасает жизнь. Однажды успел заметить медведя в последний момент боковым зрением и выстрелил почти в упор. Он рухнул на расстоянии вытянутой руки, — вспоминает Владислав.

— Какие могут быть ритуалы перед охотой? Такое происходит часто, тут не до них, — продолжает он. – Это наша жизнь.

Эту фразу здесь произносят часто. То, что нам кажется настоящим экстримом, для них — обычный распорядок дня.

Жена Клавдия старается не думать о плохом, когда провожает мужа на охоту.

— Он всегда должен быть готов к опасностям, подстерегающим его в пути. У природы свои законы, — говорит она.

В молодой семье растут двое детей: дочь Агаяна, что в переводе с эвенкийского означает «хозяйственная», и сын Ньургустан, названный в честь деда.

Выпускница медколледжа, Клавдия работала акушеркой в Алдане, сейчас пока находится в отпуске по уходу за малышом, которому всего месяц.

Молодые, прежде чем пожениться, дружили еще со школы почти десять лет.

Впервые в стадо Клавдия с мужем отправилась с пятимесячной малышкой на руках. Она признается, что быть кочевой семьей трудно, но привыкаешь к такому образу жизни быстро.

— Зато дети там не болеют. Хоть и живем в полевых условиях, природа сама лечит. А в деревне дочь все время хворает, замучились уже с ней. Скорее бы осень — и в стадо, подальше от цивилизации, — мечтает Клавдия. — Нам и телевизора не надо, все постоянно чем-то заняты. Конечно, задумываемся о будущем, но, пока дети еще маленькие, такая жизнь нам нравится.

Удача — найти жену, которая принимает твой образ жизни. Владислав понимает это и ценит свою половинку.

По словам Клавдии, Владик — отличный муж. Он с утра и завтрак сам приготовит, и с малышами с удовольствием возится.

— Сыновья пошли в отца, такие же заботливые и хозяйственные, — вторит мама Евгения.

Сидоровы – счастливые люди. Несмотря на то, что мир вокруг меняется, они ведут традиционный образ жизни и сохраняют свою идентичность. Оленеводство раньше не было легкой работой и не является таковой сейчас. Несмотря на меняющуюся реальность, их жизнь практически осталась прежней, разве что техники прибавилось. Но никакие современные технологии не заменят этим людям пьянящее чувство свободы, ощущение причастности к своему роду, его продолжению и сохранению привычного уклада. Их мир — здесь и рядом: стоит только запрыгнуть в оленью упряжку.

Проект «Семья» — это разговор о счастливых людях, живущих под одной крышей.

В нем мы рассказываем о самых разных семьях: интернациональных, многодетных, приемных, кочевых, с необычными увлечениями и традициями. Возможно, опыт других позволит вам найти ответы на вопросы: что такое семья, как воспитать детей счастливыми и успешными.

9
0