Полноценный якут Иван Демьянов

7172

Рабочий график этого человека настолько плотный, что встретиться с ним получилось только в субботу. У главного входа он появился ровно без двух минут девять. «Пунктуален», — отметила я и зашагала навстречу.

«Даже в законные выходные не даете себе немного расслабиться и отдохнуть?» «У меня нет выходных. Моя рабочая неделя длится семь дней, никогда не делил ее на рабочие и выходные дни», — откровенно и без особой бравады ответил собеседник.


Иван Кириллович Демьянов — вице-президент АК «АЛРОСА». Отвечает за кадровую и социальную политику алмазной компании. Этот год для него особенный, проходит под знаком четырех юбилеев: 60-летия треста «Якуталмаз», в котором он когда-то начинал свою трудовую деятельность, 25-летия АК «АЛРОСА», 75-летия со дня своего рождения и 40-летия своей трудовой деятельности в компании.

Камчатка – дембель — Мирный

— Иван Кириллович, Вы приехали в Якутию еще задолго до того, как здесь вырос алмазный город, а трест «Якуталмаз» был на стадии становления. Почему вы решились на это?

— Это был 1964 год. Мы приехали в Якутию вместе с сослуживцами после демобилизации из рядов Советской Армии. Служил на Камчатке три года и два месяца.

Так распорядилась судьба, что в армии познакомился с сыном теперь уже легендарной личности, первого директора треста «Якуталмаз» Виктора Илларионовича Тихонова, который часто рассказывал мне о бескрайних северных красотах Якутии, где работал его отец. Я загорелся и решил поехать на Крайний Север.

— Каким предстал Мирный?

— Город тогда только начинал застраиваться. В основном люди жили в так называемых «засыпухах» и деревянных двухквартирных домах.  Только на улице Ленинградской началось каменное строительство. Асфальтированных дорог не было, на главных улицах лежала брусчатка.

Как сейчас помню, поселили меня в общежитие №21, в комнату №10. Квартиры в городе тогда никто не запирал, и люди были очень открытыми и доброжелательными. Это при том, что съезжалась на комсомольскую стройку молодежь из разных уголков страны. Я тогда и подумать не мог, что с этим городом и совсем не знакомой точкой на карте будет связана вся моя дальнейшая жизнь.

Нашу беседу прервал звонок мобильного телефона…

Как правило, первую половину субботы Иван Демьянов посвящает рабочим вопросам. Кадровая и социальная политика – дело хлопотное и довольно деликатное. С самого утра в его кабинет часто стоит очередь.

Приходят за советом или же с предложениями по решению того или иного вопроса и хотят услышать его мудрое авторитетное мнение. Причем оно может быть не только производственным, но и житейским.

Большую роль в этом играет и тот факт, что для многих Иван Кириллович близкий человек, выросший, как говорят, у всех на глазах, и к которому относятся с уважением и доверием. Одни называют его наставником, другие – отцом, а некоторые считают членом семьи, но все в один голос говорят о его человеческих качествах: душевности, чуткости, доброте и умении дружить, что само по себе большая редкость. За свою трудовую деятельность он взрастил не одно поколение алмазников и целые семейные династии.

Когда намеченные с утра встречи закончились, мы тронулись в путь. Сегодня в плане — рабочая поездка в совхоз «Новый» в селе Арылах неподалеку от Мирного. К нему у Ивана Кирилловича особое отношение. Волнуется, достаточно ли закупили кормов в период навигации? Как перезимовали скот и птица? Одним словом, душа болит за совхоз, развитию и поддержанию которого тоже способствовало его волевое решение. А каково поднимать сельхозугодия с нуля, Иван Демьянов знает не понаслышке.

Родился, когда пришли фашисты

— Почему все-таки выбрали Север, ведь Вы родом из Белгородской области? 

— Да, родился в селе Иловка Алексеевского района Воронежской, а ныне Белгородской области, в день оккупации села немецкими войсками, в Крутом яру, где сельчане, в том числе и моя мама, прятались от фашистов.

Шла Великая Отечественная война. Мать у меня была дояркой и телятницей, выхаживала маленьких телят в подвальном помещении в доме Киндюхина, богатого жителя села, как тогда говорили — кулака. Брала и меня с собой. Выпаивала телят парным молоком, а если что-то оставалось – мне отдавала. Так и выжил.

Рано остался без отца. Скоро узнал, что значит быть в доме за старшего. После 4 класса во время летних каникул заработал свои первые 112 трудодней в колхозе им. В.И. Чапаева. До призыва в армию работал наравне со взрослыми. Тогда и получил первую награду: Почетную грамоту с барельефами В.И. Ленина и И.В. Сталина за подписью председателя колхоза Я.Б. Мартынова, которого я по сей день почитаю.

Яков Борисович – фронтовик, дельный хозяйственный мужик. За несколько лет поднял село на ноги, превратил наш колхоз в образцовый. У нас были 19 зернополеводческих бригад, молочная кухня, колбасный цех. Однажды наш колхоз победил на сельскохозяйственной выставке, за что председателю вручили переходящий вымпел и легковую машину «ЗИМ».

Совхоз «Новый» – особая тема

— Почему я так подробно об этом рассказываю? Как-то пришли мы, еще мальцами, к Мартынову с его племянником и моим другом Михаилом домой, уж не помню, за каким вопросом, а у него на стуле в квартире костюм висит – пиджак, галстук, брюки наглаженные. Вот тогда я подумал: вырасту – обязательно стану председателем.

Судьба всегда давала шанс идти вперед, учиться и развиваться. Поэтому, наверное, и оказался на Севере и подружился с жителями северных поселков и тружениками совхоза «Новый».

История совхоза неразрывно связана с открытием алмазных месторождений. Освоение якутских земель, становление и развитие алмазной промышленности вносили свои коррективы в уклад жизни коренных народов. Алмазной отрасли нужно было электричество. Началось возведение плотины будущей Вилюйской ГЭС, и образованным водохранилищем было затоплено село Туой-Хая – место жительства коренных якутов и эвенков. Людей перевезли в село Арылах.

Одновременно шло активное строительство Мирного. Необходимо было кормить прибывающих на Север людей. Продуктов и мяса не хватало. Поэтому в феврале 1960 года был организован совхоз «Новый», который стал структурным подразделением треста «Якуталмаз».

Именно с этим сельхозпредприятием были связаны перспективы социального развития коренного населения, сохранение традиционной культуры, национальных промыслов, уклада жизни на исторической родине. Хозяйство уже на тот момент было внушительным. К концу 1960 года совхоз «Новый» насчитывал более 700 голов крупного рогатого скота, 255 лошадей, около 2000 оленей и почти 3500 голов птицы. Жители соседних якутских сел активно помогали строителям, геологам, горнякам, выступая проводниками в безлюдной непроходимой тайге, поставляя свежие продукты питания.

Руководство «Якуталмаза», в свою очередь, тоже не оставалось в стороне, оказывая всю посильную помощь. АК «АЛРОСА» и сегодня поддерживает совхоз. Поставлена задача создать аграрно-перерабатывающий   комплекс для полного обеспечения населения алмазного края собственной сельхозпродукцией.

На краю обрыва

Первые шестнадцать лет Иван Демьянов трудился в Мирнинской автобазе управления «Алмаздортранс». Прошел все ступени. Автобаза занимает особенное место в его трудовой биографии. Перед армией он окончил курсы шоферов. Полученная профессия надолго потом определила трудовой путь.

— Кем вы начинали трудиться?

— Водителем большегрузного самосвала МАЗ-525, который в народе звали «четвертаком», так как грузоподъемность его — 25 тонн. Так вот, у него была деревянная кабина, а в ней — буржуйка. Зимой перед выходом в рейс наполнишь кабину дровами и топишь, чтобы не окоченеть.

Рессор сзади не было, рама с металлическим кузовом закреплена прямо на балке заднего моста. Никаких приспособлений не было — спустит заднее колесо, подставляешь под кузов деревянные двухметровые листвяки, поднимаешь его, снимаешь колесо, подкатываешь другое, меняешь. А весит это колесо почти полтонны.

Если нужно что-то под машиной сделать, например, сцепление отрегулировать, ставишь на землю ведро с соляркой, накручиваешь квач с асбестом и поджигаешь. Пока он горит, можно ремонтировать. Иначе руки отмерзнут – на улице-то минус 45 градусов.

При этом машина всё время ломалась. Мы называли её «русское чудо», потому что чудом уже было то, что она ехала. Но что удивительно, при такой работе и морозах я никогда не болел. И вообще за пятьдесят с лишним лет ни разу не брал больничного. Семью привез через пару лет в Мирный. Ютились в комнате общежития, вечерами просиживал за учебниками, образование нужно было получать. Расти.

А особо экстремальные случаи на работе были?

Конечно, как-то возвращался на своём «БЕЛАЗе» с фабрики в карьер. Еду, песенку напеваю, на дворе праздник – 7 ноября, день Октябрьской революции. Ещё снежок пошёл хлопьями – красиво.

Перед главным спуском была разгрузочная площадка, на которой нужно притормозить и дальше продолжать спуск. Так вот я на радостях притормозить и забыл. Чувствую, машину несёт прямо в обрыв. Я уже педаль тормоза в пол вдавил, ручник выдернул, даже заднюю передачу включил, а машину всё равно стаскивает. Вся жизнь перед глазами пролетела.

И вот бывает же такое – прямо перед обрывом оказались две кучи гравия. Машина в них влетает и останавливается, а колёса уже над пропастью. Я двигатель заглушил, из кабины вышел, а обратно залезть уже не смог – так меня всего колотило, только через сутки оклемался.

В России такого не встретишь

— Как дальше развивалась Ваша карьера?

— Дослужился до начальника автоколонны, потом — до заместителя главного инженера. Мирный постепенно преображался: начали бетонировать улицы, построили красивый Дворец культуры, «Белый дом» — здание горисполкома и горкома КПСС.

Сегодня Мирный — вполне цивилизованный зелёный город. Как только потеплеет, детей на улице – тьма. Есть и спортивные залы, и институт, и техникум, и училище.

К слову, мы не закрыли ни один из 27 ведомственных детских садов, сохранили пионерские лагеря. Не так давно к нам приезжал Жорес Алфёров, Нобелевский лауреат, и мы его привозили в наш пионерлагерь «Орленок». Так вот, он посмотрел и сказал: «Молодцы, в России такого уже не встретишь»…

Детский оздоровительный лагерь «Орлёнок» — единственный стационарный лагерь АК «АЛРОСА» на территории Мирнинской площадки. Это высокоорганизованное детское оздоровительное учреждение.  Ежегодно здесь отдыхают и оздоравливаются почти 1000 детей работников компании и районов вилюйской группы улусов.

Досуг и здоровье подрастающего поколения алмазников – это тоже одно из множества направлений работы Ивана Кирилловича, которому он уделяет самое пристальное внимание. Перед летними каникулами непременно посещает лагерь и лично справляется о состоянии объекта и готовности к новому сезону.  

Люди дороже алмазов

Иван Демьянов еще активно участвует в решении производственных и экологических вопросов в восьми улусах алмазной провинции. Так, природный парк «Живые алмазы Якутии» создан при его непосредственном участии. Он часто его посещает и лично следит за благополучием и самочувствием питомцев. Очень гордится голубятней, где имеется порядка 40 особей разного вида птиц, павлинами, которые даже в наших условиях, глухарями.

Везде, где бывает Иван Кириллович, он непременно встречается с людьми, интересуется работой, положением дел, проблемами, здоровьем сотрудников и прочими вопросами.

— А какие слова Вы обычно говорите новым сотрудникам? Как их напутствуете?

— Первое – научитесь уважать человека труда, научитесь говорить ему спасибо. Если ты не любишь людей, стыдишься их благодарить, то и руководитель из тебя никчёмный. В общем, всегда нужно оставаться человеком, какую бы ты должность ни занимал.

Чем вы больше всего гордитесь за 22 года работы на посту вице-президента компании?

— Тем, что в такой многонациональной республике, как Республика Саха (Якутия), нам удаётся сохранять мир, взаимопонимание и дружбу. Мы все спокойно живём, воспитываем детей и уверенно смотрим в будущее.

За полвека Вы успели поработать со многими руководителями компании. Как удалось наладить контакт, ведь у каждого свой характер, свой «пунктик», как сейчас модно говорить?

Я всегда видел свою задачу не в том, чтобы критиковать, а в том, чтобы помочь руководству поделиться тем, что знаю. Главное, чтобы управленческий аппарат был работоспособен, а выигрывал в итоге весь коллектив.

В то же время я всегда отстаивал социальную направленность нашей компании. Чтобы лозунг «Люди дороже алмазов» был не просто словами, а руководством к действию. Для этого мы очень плотно работаем с профсоюзом, отслеживаем соблюдение каждого пункта коллективного договора.

Бриллиант есть. Один

Вы застали несколько поколений алмазодобытчиков. Насколько они отличаются между собой? Скажем, нынешние алросовцы и те, с которыми вы работали в романтические 60-70-е – разные люди?

— Совершенно разные. «Шестидесятники» были добрее, трудолюбивее, менее склонны к наживе. В конце 60-х я работал начальником второй автоколонны. Так вот у меня в коллективе трудились 136 участников Великой Отечественной. Крепкие мужики, по 42-43 года. Надо было видеть, насколько это были мягкие, обходительные, целеустремленные люди.

Сейчас совсем другие – более агрессивные, обидчивые. Что делать, таковы общественные настроения.  И всё равно – в «АЛРОСА» люди лучше, чем где бы то ни было, так уж исторически сложилось. Быть может, потому, что мы о них заботимся. Мне, например, до всего дело есть – чтобы фонари в городе горели, чтобы дорожки посыпали. Такое вот у меня хобби.

— А хобби в традиционном смысле этого слова у вас есть? Как и где любите отдыхать?

— Обожаю собирать грибы. Могу весь день с ведёрком ходить, набрать его, высыпать и опять собирать. Не устаю от этого совершенно. Вот перебирать и мыть их не люблю, это правда.

— Вы, наверное, себя уже полноценным якутом считаете?

— Ну, а как же?! Я в Якутии прожил полвека. Сам по-якутски не говорю, но язык понимаю. Все обычаи знаю, национальные танцы танцую, ем традиционную еду — строганину, медвежатину, жеребятину, оленину, уху сам делаю из кобяйских карасей.

— Вы всю жизнь проработали в алмазодобывающей компании, но с алмазами как-то не ассоциируетесь. У вас есть хоть одна вещь с бриллиантом?

— Кольцо есть – жена когда-то подарила. Но я его не надевал ни разу, так в сейфе и лежит. Вообще украшений не ношу. Ведь я не работаю с алмазами. Я занимаюсь человеческими душами и КЭЧ. Это коммунально-эксплуатационная часть. Всегда, при любой власти людям нужно, чтобы горел свет и батареи были горячими, чтобы жизнь бурлила.

Знаете, как я поседел? Я тогда был вторым секретарём Мирнинского горкома КПСС – молодой, черноволосый. И вот однажды у нас в Мирном, взорвалась котельная. А на улице минус 52 градуса. Я сутки тогда был на ногах. На следующий день встал, пошел на кухню, а меня жена спрашивает – почему у тебя вся голова в пепле? Я удивился, подошёл к зеркалу, а это седина. Зато мы тогда за неделю восстановили котёл, не дали замерзнуть жителям нескольких микрорайонов.

— Что бы Вы пожелали компании и себе в этот богатый на юбилеи год?

— Чтобы наш коллектив жил со стремлением в будущее. Чтобы ему никто не мешал развиваться и создавать фундамент для детей и внуков. И чтобы в нашей многонациональной Якутии все жили в дружбе и взаимопонимании. Вот это был бы лучший подарок. А остальное всё есть.

Иван Кириллович Демьянов родился 5 июня 1942 года в селе Иловка Алексеевского района Белгородской области.

В 1971 году окончил Вилюйский энергостроительный техникум по специальности «техник-механик», в 1982 году — Хабаровскую высшую партийную школу.

В 1964 — 1976 годах работал на Мирнинской автобазе треста «Якуталмаз», где прошел путь от шофера до заместителя главного инженера по производству.

1976 — 1982 годы — секретарь парткома автобазы, секретарь парткома рудника «Мирный».

1982 — 1984 годы — начальник Мирнинского управления автомобильных дорог объединения «Якуталмаз».

1984 — 1991 годы — заведующий организационным отделом, второй секретарь, первый секретарь Мирнинского горкома КПСС.

1993 — 1995 годы — директор АК «Алмазы России-Саха» по кадрам и социальным вопросам.

С 1995 года — вице-президент АК «АЛРОСА».

Награжден орденами Почета и Дружбы, кавалер ордена «Полярная звезда». Имеет звания «Заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия)», «Почетный гражданин Республики Саха (Якутия)» и «Почетный гражданин города Мирного».

Женат, имеет двоих дочерей, трех внуков и правнучку.

6
0