Новая «История Якутии»: Анатолий Алексеев рассказал о работе над трехтомником

5560

Уже несколько лет ведущими учеными республики ведется разработка новой «Истории Якутии» в трёх томах. Инициатором исследований выступил глава региона Егор Борисов, подчеркивающий важнейшую роль готовящегося труда для дальнейшего развития региона. ЯСИА побеседовало с руководителем Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Анатолием Алексеевым, который возглавляет рабочую группу. Он рассказал о наиболее интересных моментах, с которыми пришлось столкнуться его коллегам в ходе работы над трудом.


— Анатолий Николаевич, расскажите, как началась работа над новой «Историей Якутии»?

— В 2012 году Егор Борисов пригласил нас к себе. Нас – это круг научной общественности республики. Он сказал, что есть идея по работе над новой историей Якутии. Это было очень своевременно. Вопрос стал актуальным достаточно давно, так как прошло более полувека с момента выхода предыдущей «Истории Якутии». В любой науке за такой период времени накапливается множество новых фактов, полностью меняющих те представления, которые существовали ранее.

К примеру, первый том «Истории Якутии», составленный академиком Алексеем Окладниковым и посвященный древнейшему периоду, полностью устарел. Какие-то его теоретические рассуждения всё ещё сохраняют актуальность. Например, он прав в том, что каменный век Якутии не был таким отсталым, каким его себе представляли некоторые ученые того времени. Да, действительно, каменный век развивался здесь такими же темпами, как и на юге. Но когда дело касалось фактических моментов – хозяйства, инвентаря, культуры периода палеолита, мезолита и неолита, то здесь всё уже полностью пересмотрено. Появились совершенно новые взгляды.

По другим томам такая же ситуация. Вот еще пример: мы раньше говорили, что новая эра наступает с 1917 года. В духе социалистического реализма и требований коммунистической идеологии, история преподносилась в третьем томе, начиная именно с этого периода. Теперь мы имеем не ЯАССР, а Республику Саха (Якутия), конституция которой сильно отличается от основного закона, действовавшего ранее. Поэтому наш третий том существенно меняется – отсчет будем вести с начала XX века, а не с момента революции. Даже тот факт, что работающие над третьим томом специалисты имеют возможность ознакомиться с содержимым зарубежных архивов, меняет очень многое.

Второй том может показаться в чем-то застойным. Но материалов там тоже прибавилось. Многие архивные документы, которые были использованы еще при составлении первой «Истории Якутии», не теряют актуальности и сейчас. Содержание у них не меняется, но появились совершенно иные подходы к прочтению. Если раньше эти материалы воспринимали через идеологию, представляя богатых угнетателями и эксплуататорами, то теперь оценка ситуации идет с общечеловеческой точки зрения. Поэтому и в этом томе мы будем иметь совершенно другие взгляды.

— Когда вы засели непосредственно над томами новой истории?

— Конкретная деятельность началась в 2013 году. Тогда финансирования почти не было — работали больше над организационными вопросами и концепцией. Это очень важный момент, ведь без нее не может быть содержательного научного труда. Да, у нас велись внутренние профессиональные дискуссии, но в итоге мы эту концепцию разработали. Структура необходима — как должен выглядеть тот или иной том, какие главы должны быть, для чего они даются?

Со всеми этими материалами мы вышли на редакционный совет, который возглавляет Егор Борисов. На рабочем заседании обсудили концепцию и структуру, а затем окончательно их утвердили. Начали разрабатывать календарный план, который затем превратился в рабочий график. Он расписан теперь до конца 2019 года.

— То есть «История Якутии» будет опубликована в 2019 году?

— Да, мне видится такой оптимистичный финал: в конце 2019 или начале 2020 года выкладываем наш пахнущий полиграфической краской научный труд на суд общественности вместе с рецензиями и отзывами ведущих научных организаций страны и мира.

Это будет подарок всего коллектива авторов якутянам. Все народы республики найдут своё отражение в нашем труде – якуты, эвенки, эвены, долганы и русские. Историю последних начнем с русских старожилов, живущих здесь с XVII века. Хотя жители Русского Устья очень верят в то, что будет доказана гипотеза, согласно которой их предки появились в Якутии в XVI веке, убегая от воли Ивана Грозного. Однако, по письменным источникам, история утверждает, что постоянное русское население появилось здесь в начале XVII века.

В общем, процесс идёт. Хотя и говорим, что основная часть готова, но, как и при написании любого научного труда, имеются небольшие хвосты. В то же время начинаем по частям вести редакционную работу. Не полностью, начиная с первого листа и до последнего, а пока что разными фрагментами. Когда же это всё завершится, будем проходить рецензирование по всем направлениям исторической науки у разных крупных экспертов. Ведь у каждого исследователя есть своя специализация. Они дадут советы – скажут, где нужно усилить, а где подправить контент. Исходя из этого, после предварительных обсуждений и диспутов будем вносить правки. Это займет некоторое время, а затем труд отправится на публикацию.

— Можете рассказать, кто из историков Якутии трудится над томами?

— По тому, посвященному археологии, нас довольно много. Все сплошь доктора и кандидаты наук, впрочем, как и по другим томам: Виктор Дьяконов, Никита Архипов, Валерий Аргунов, Розалия Бравина, Анатолий Гоголев, Екатерина Романова, Василий Ушницкий, Наталья Ксенофонтова, Анатолий Саввинов, Андрей Головнев и другие. Охватываем период дописьменной истории, то есть с момента заселения Якутии первобытным человеком и до XVII века, когда сюда прибыли первопроходцы.

Второй том начинается с того момента, когда на территории региона появляются письменные документы. В дело вступают не археологические памятники, а историографические. Исследуется период, как я уже упоминал ранее, до начала XX века. По второму тому работают такие исследователи, как Василий Иванов, Андриан Борисов, Пантелеймон Петров, Александр Николаев, Инна Юрганова, Данара Ширина, Лев Дамешек и другие.

Третий том, как вы, наверное, уже догадались, посвящен новейшей истории. Освещаются события вплоть до начала XXI века. Им занимаются Сардана Боякова, Наталья Бурнашева, Юлия Ермолаева, Егор Антонов, Нина Васильева, Ванда Игнатьева, Александр Сулейманов, Геннадий Толстых, Михаил Хатылаев и Василий Фёдоров.

Хотя в последнем томе временной отрезок самый короткий, зато сколько событий спрессовано. Эпизоды Гражданской войны, внедрение большевистской идеологии, строительство социализма и коллективизация. Это то, что перевернуло сознание всех людей в России, эпоха перемен, коснувшаяся каждого человека. Затем была Отечественная война, после которой вновь начались поиски модели экономического развития страны. Эксперименты в сельском хозяйстве, в рамках которых имели место быть как ошибки, так и достижения. Всё это найдёт отражение в третьем томе.

— Как представили в новой «Истории Якутии» наиболее спорные моменты? Где больше всего было дискуссий?

— Не скажу, что события, которые ближе к нам по времени, смогли превзойти по дискуссионности более отдаленные моменты. Тот же вопрос происхождения якутского народа будет актуальным всегда. Когда пришли? Откуда пришли? Как смогли освоить такую громадную территорию? Почему якутский язык не имеет резких диалектных различий? Да, есть отличия по районам, но сравнительно с другими народами они очень незначительные. Как будто якуты жили в каком-то централизованном государстве. Разумеется, такого не было, но существовал единый язык, а древние коммуникации способствовали стандартизации слов и общей культуры. Мы это наблюдаем.

— Как исследователи преподносят вопрос происхождения? Остановились на автохтонной теории или на пришлой?

— Думаю, что еще в 1960-х годах исследователи в большинстве своем стали склоняться к единому мнению о формировании якутского народа. Согласно этой теории, наши предки не взяли и не явились сюда одномоментно. Окончательное формирование этноса произошло уже здесь, в среднем течении Лены. Народ сложился из разных этнических групп – были как монголоязычные элементы, так и тюркоязычные. Присутствовал и аборигенный фактор. Исследователи отследили, что с момента, когда эти элементы начали сплавляться в единое целое, спустя 200-300 лет, сюда пришла очень большая тюркская волна. Скорее всего, это хангаласцы. Скотоводы, очень богатые люди. Их было очень много, и, по большей части, именно они поспособствовали общей стандартизации народа. Также они привели с собой огромное количество крупного рогатого скота. Люди, жившие здесь до них, в основном занимались коневодством. Корова – более рентабельное в экономическом аспекте животное. Это тоже сыграло свою роль.

Вот так складывался якутский народ. Нужно признать, что его, кроме республики, нигде не было. Предков якутов много, и они все разные. Вы ведь читали, что корни отслеживаются у тех или иных народов. Это длинный список этнических групп. Происхождение саха, скорее, напоминает мозаику.

Языковеды утверждают, что некогда саха были двуязычными. Предположительно, монголоязычными и тюркоязычными. Потом они становятся моноязычными, хотя остатки билингвизма отслеживаются в нашем словаре. При этом монгольского элемента было поначалу даже больше, чем тюркского. Это дополнительно говорит о том, что якуты сложились из многих элементов. Причем сложились не где-нибудь, а именно здесь. Здесь наша исконная территория, и никакую другую прародину мы не найдем. Вот так и будет изложено в нашем труде, потому как в пользу этой теории говорят факты.

Романтически уходя в поисках корней на юг, мы ищем лишь фрагменты, которые участвовали в складывании народа. Причем несколько «паззлов» указывают на совершенно архаичных аборигенов. Например, на Диринг-Юряхе найден могильник периода позднего неолита. Это уже позднекаменный век. Когда антропологи Гохман и Томтосова начали изучать черепа, то их ближайшим аналогом оказался череп современных якутов. При этом мы и в материальной культуре засекаем элементы, которые беспрерывно следуют из неолита, переходят в бронзовый век, отражаются в раннем железном веке и наблюдаются в кулун-атахской культуре, то есть якутской. Это свидетельствует о том, что неолитическое население региона тоже вливалось в формирующийся народ. Они свою лепту внесли и в язык. Сейчас ведь регистрируется около 8% слов неизвестного происхождения. Каждое 12-14 слово в якутском языке не находит аналогий в известных языках. Это слова из вымершего языка.

— Говоря о каменном веке, нельзя обойти теорию Юрия Мочанова о внетропическом происхождении человека. Она упомянута в исследовании?

Юрий Мочанов выдвинул теорию, что 2-3 млн лет назад, раньше, чем датируются древнейшие находки в Олдувайском ущелье, на территории Диринг-Юряха уже жили предки человека, умевшие обрабатывать орудия труда. В качестве доказательства он приводит свои находки, сделанные в 1982 году.

Однако термолюминесцентный анализ, который гораздо точнее радиоуглеродного, показал, что возраст находок составляет около 300 тысяч лет. Экспертиза была проведена американцами по просьбе самих исследователей и по предоставленным ими же материалам. Возраст сомнению не подвергается, и можно констатировать, что установлена абсолютная дата.

— Каким образом преподнесена деятельность основоположников якутской автономии?

— Конечно, у них своё место в нашем исследовании. Причем данные подкреплены новыми архивными документами. Речь пойдет не только об основоположниках, но и о тех, кто продолжил их дело. Каждый заслуживает уважения, каждый внёс свою лепту и свой вклад. У каждого руководителя республики, начиная с 1920-х годов, были свои трудности и свои задачи, которые они решали. Это будет отражено в «Истории Якутии». Не с точки зрения «плохой» и «хороший», а исходя из исторической ситуации того временного периода.

— Последний вопрос. В каком свете в «Истории Якутии» предстает фигура Василия Манчаары? Помнится, несколько лет назад разгорелись нешуточные споры по этому поводу.

— Это персонаж, который появился по воле и желанию народа. Его героизировали люди, а не ЦК КПСС, которого еще не существовало. Люди придумали себе героический образ, передавая из уст в уста легенды, стихи и сказания. И это отнюдь не уникальное явление – у многих других народов имеются свои аналоги Манчаары. Апогеем всего этого стал Дубровский Александра Пушкина. Список будет длинный.

В образе Манчаары люди видели свою жизнь, более богатую и счастливую, чем на самом деле. Они хотели жить так же — без голода и лишений, держась на равных с тойонами.

В целом, как я уже говорил, работа у нас продолжается, надеемся, что уложимся в обозначенные сроки. Хочется, чтобы средства массовой информации почаще освещали нашу деятельность.

6
0