Линия жизни Владимира Данилова

2455

Внук священнослужителя, мальчик из далекого арктического села Мома встал в один ряд с теми, кто творил историю современной Якутии. Юрист-государственник Владимир Данилов — один из авторов Конституции республики — считает, что главенствующую роль в парламенте должны занимать профессионалы. Прежде всего юристы и экономисты.


— Владимир Петрович, расскажите о своих корнях, как начинался ваш путь в профессию?

— Мой отец родился в Усть-Алданском районе в семье священнослужителя, репрессированного в 30‑е годы. После семилетки ему не дали направление, чтобы дальше продолжить учебу. Тогда знакомые посоветовали поступить на трехмесячные курсы в Чурапче, где готовили учителей по ликвидации безграмотности для северных районов.

После окончания ему выдали рюкзак с сухарями, показали на карте, где находится Момский район, куда он и направился пешком весной, добравшись до места в конце ноября. Там он открыл школу и был первым ее учителем.

Я родился и вырос в Моме, там закончил школу, два года отработал в совхозе. Потом был призван в армию. Служил танкистом в Читинской области. Когда уже был старшим сержантом, мне дали десятидневный отпуск, чтобы съездил к родным. Но в штабе, посмотрев на карту, поняли, что дорога займет весь мой отпуск. Тогда командование решило заменить поощрение — вместо отпуска сфотографировали у развернутого знамени части.

— Кто повлиял на дальнейший выбор?

— Со мной служило много ребят из Украины. За два года мы подружились, и они заметили мою тягу к справедливости. Ближе к демобилизации ребята говорят: «У нас в Харькове есть юридический институт, поехали — поступишь на учебу». И, получив документы, даже не заехав к родителям, я с друзьями поехал на Украину.

В приемной комиссии меня спросили: «Откуда боец?», я отвечаю: «Из Якутии, Данилов». Они мне: «Вот как! У нас в Харькове почти каждый второй Даниленко, каждый третий Данилевич, а четвертый — Данилов» и приняли меня. Впоследствии это сыграло со мной злую шутку, так как я был включен в список местных студентов. Поэтому в первый год мне не дали места в общежитии.

Когда я обратился к руководству института, то на встречу пришли два проректора — бывшие фронтовики. Как оказалось, они воевали вместе с якутянами, очень тепло вспоминали и были очень рады увидеть их земляка. Так решился вопрос с общежитием.

После окончания института в 1976 году вернулся в родную Якутию, и меня направили в прокуратуру Усть-Янского района, в поселок Депутатский.

Громкое дело 1979‑го

— С чем был связан перевод в столицу республики?

— В 1979 году меня командировали в Якутск. Как вы знаете, весной здесь произошла массовая драка с участием студентов ЯГУ, рабочих хозчасти и таксистов. Она приняла такой масштаб, что были вызваны внутренние войска. Об этом сразу сообщили «Голос Америки», Би-Би-Си, делая акцент на «национально-освободительном» характере событий.

В Якутск сразу приехали разбираться из ЦК КПСС. Тогда первый секретарь обкома партии Гавриил Чиряев поставил задачу найти прокурорского работника, который бы контролировал ход расследования и нашел возможность защитить студентов. Это дело поручили мне.

Интервью полностью читайте на сайте интернет-газеты «Якутия».