Евгения Григорьева: Закон о «дальневосточном» гектаре работает, система устоялась

8172

Близится к завершению второй этап реализации закона о «дальневосточном» гектаре, с февраля землю в Якутии сможет взять любой россиянин. Министр имущественных и земельных отношений Евгения Григорьева рассказала, насколько республика готова к этому.


— Евгения Васильевна, второй этап близится к завершению. Каких успехов добилась республика?

— Действительно, времени остается совсем мало – с 1 февраля 2017 к нам начнут поступать заявления от граждан Российской Федерации, проживающих за пределами Якутии.

Сегодня уже можно сказать, что якутяне достаточно активно участвуют в реализации закона — на 26 декабря подано свыше 9,5 тысячи заявлений, и республика в этом плане лидирует среди субъектов ДФО. При этом 98% заявлений направлено в электронном виде через федеральную информационную систему.

Следует отметить, что привлечение Многофункционального центра в качестве основного окна приема заявлений полностью оправдало себя. Специалисты МФЦ провели большую работу по заключению договоров с уполномоченными органами. У нас сегодня их самое большое количество на Дальнем Востоке – 448. Кроме того, созданы условия для самостоятельной подачи заявлений людьми в специально отведённых зонах.

Очень достойно показала себя геоинформационная система министерства, которая стала «мостиком» для своевременного формирования и передачи сведений по зонам «нельзя», в особенности в периоды нестабильной работы ФИС.

На 26 декабря положительное решение принято по 1510 заявлениям, 939 земельных участков находятся на кадастровом учете. Сторонами подписано 196 договоров, 375 — на подписании у самих граждан.

Таким образом, можно сказать, система устоялась, закон работает.

— Основная наша проблема на сегодняшний день – это большой процент отказов?

 Да, по 40% заявлений уполномоченными органами приняты решения об отказе в предоставлении земли, 17% заявлений граждане отозвали сами.

Министерство мониторит и анализирует процесс рассмотрения заявок по всем уполномоченным органам, в первую очередь обращаем внимание на причины отказов.

У нас сегодня  три основные проблемы. Прежде всего отказы связаны с некорректностью публичной кадастровой карты, которую ведет Росреестр. Проще говоря, когда человек смотрит на карту ФИС, то видит, что земельный участок свободен, а уполномоченный орган, рассматривая представленные координаты, замечает, что он накладывается на существующий и уже занятый. По Хангаласскому улусу, в основном, проблема такая.

Вторая причина отказов связана с неполнотой информации ФИС. В республике из 420 тысяч земельных участков 30% имеют статус «ранее учтенных», то есть поставлены на кадастровый учет без определения границ. Они были получены якутянами в период первой земельной реформы в 90-е годы и по закону о «дачной амнистии».

Несмотря на то, что в Якутии подано наибольшее количество уведомлений о таких землях (их было около 31 тысячи), и это все обработано и передано в ФИС, практика показывает, что этого недостаточно. К сожалению, законом предусмотрен ограничивающий срок, до которого эти уведомления могли предоставляться. Если бы такого ограничения не существовало, то и количество отказов могло бы значительно уменьшиться. Кстати, соответствующее предложение мы направляли в Минвостокразвития РФ.

И последнее. Около 82% земель республики относятся к лесному фонду, и 23% заявлений сегодня поступают в департамент по лесным отношениям. В ФИС границы лесного фонда и лесных участков не отображены.

— Будет ли это исправлено к началу третьего этапа?

— Росреестр сообщал о том, что работы по пересчету границ сделаны еще в 2015 году, однако результаты до сих пор не отображены в сведениях кадастра, соответственно и на карте ФИС. Сейчас, как нам говорят, идет работа по Сахалину, где столкнулись с аналогичной проблемой, потом обещают начать отрабатывать с территорией Якутии.

Мы сейчас ожидаем от Росреестра данных по нашим 14 районам, по каким именно –неизвестно. Прежде всего нас интересуют центральная часть Якутии, заречная группа районов и вилюйская группа улусов – там много земель со смещением границ. Точно станет ясно после январских праздников. Об этой проблеме мы не раз докладывали Минвостокразвития РФ и аппарату дальневосточного полпреда, но от этого, понимаем, никому не легче.

При этом федеральное ведомство требует, чтобы отказов уполномоченных органов было не больше 10% от общего количества заявлений. На мой взгляд, это не слишком правильный подход, потому что, если мы как государство не можем обеспечить надлежащим образом базу для подачи заявок, то как будем требовать от уполномоченных органов выполнения этого показателя?

— В целом как вы оцениваете работу уполномоченных органов?

— Там, где наблюдается наибольшая активность граждан, специалисты работают в напряженном режиме.

Мы просим людей понять, что есть определенные обстоятельства, которые не зависят от уполномоченных органов – это достоверность и полнота Федеральной информационной системы. Со временем ее работа должна полностью стабилизироваться, сведения публичной кадастровой карты будут отражать реальное состояние.

В настоящее время к надзору за исполнением закона подключилась и прокуратура, которой проводятся проверки действий ряда муниципальных образований в части соблюдения сроков, обоснованности отказов. У министерства нет контрольных полномочий в отношении уполномоченных органов.

— Что можете посоветовать гражданам?

— Нужно более тщательно подходить к выбору земельного участка. Вести переговоры с уполномоченным органом, консультироваться со специалистами. Я понимаю, что в городах это сделать сложно, но в небольших поселениях — вполне реально. При этом не нужно забывать, что с 1 января 2017 года полномочия сельских поселений по неразграниченным землям перешли на уровень районов.

— Были ли случаи, когда люди предъявляли претензии из-за отказа?

— Конечно, это же рабочий процесс. Было около 10 обращений, в том числе в адрес президента России, Минвостокразвития РФ, главы республики, по вопросам уточнения стадии рассмотрения, по полученным отказам. По каждому из них проводится проверка.

— Планируется ли внесение корректировок в закон о «дальневосточном» гектаре?

— Изменения в закон, разработанные рабочей группой Совета Федерации, рассмотрены Государственной Думой. В работе принимала участие и Якутия.

В соответствии с действующей редакцией, высшее должностное лицо региона по согласованию с уполномоченным федеральным органом вправе принимать решение по исключению территорий в границах населенных пунктов из сферы действия закона. В новой редакции эти полномочия передаются законодательному органу субъектов, но также предусмотрено требование о согласовании границ подобных территорий с уполномоченным федеральным органом — Минвостокразвития РФ.

В целях подготовки соответствующего республиканского закона министерство запросило предложения муниципальных образований по исключаемым территориям.

Напомню, что в Якутии в соответствии с распоряжением главы региона по согласованию с Минвостокразвития РФ были исключены территории 26 населенных пунктов. Это 13 сельских поселений — административных центров районов и 13 городских поселений: Мирный, Алдан, Нижний Бестях и др.

Отмечу, что республикой в Минвостокразвития РФ были направлены предложения по исключению территорий 101 населенного пункта.

К сожалению, федеральное ведомство до настоящего времени не определило порядок согласования предложений субъектов по исключению территорий, поэтому очень сложно понять, чем будут руководствоваться специалисты Минвостокразвития при принятии решений.

— В рамках рубрики «Народный вопрос» нашего спецпроекта «Гектар» люди несколько раз спрашивали, не поднимутся ли налоги, когда население начнет приобретать гектары в собственность.

— С учетом существующих подходов в налоговой политике республики, резкого скачка не будет. Сегодня у нас крайне консервативные ставки — те земли, которые не имеют владельцев, никакого дохода бюджету не приносят. В течение пятилетнего цикла для обладателей гектаров предусмотрено безвозмездное пользование. А дальше вы или берете участок в аренду, или безвозмездно в собственность.

В соответствии с законодательством, конечно, будет установлен размер арендной платы или ставка земельного налога, и это — компетенция самих муниципальных образований.

Ставки арендной платы за земли, находящиеся в федеральной собственности, устанавливаются правительством РФ, в республиканской собственности — правительством Якутии.

Даже с учетом периодического (через каждые 5-7 лет) планового пересчета кадастровой стоимости земель мы видим, что муниципальные образования с помощью ставок снижают налоговое бремя. В отношении личного подсобного хозяйства, жилья и так очень скромные ставки. Собственно говоря, для регулирования этих вопросов у нас существует кадастровая комиссия, кадастровая стоимость может быть обжалована и в судебном порядке. Кроме того, в 2017 году будет создано государственное бюджетное учреждение, которое займется кадастровой оценкой.

— Чего Якутия ожидает от третьего этапа?

— Трудно спрогнозировать, ведь наши климатические условия, отсутствие инфраструктуры являются сдерживающими факторами. Думаю, шквала заявок, особенно в условиях, когда простаивают плодородные земли в центральной части России, не будет. Интерес больше к Приморью, Амурской области. И у нас в республике есть граждане, которые готовятся к третьему этапу с целью подачи заявки на земли сельскохозяйственного назначения в других регионах.

Но отмечу, что Якутия поможет людям, берущим «дальневосточный» гектар, путем предоставления дополнительных «якутских» гектаров, а также окажет финансовую поддержку крестьянским (фермерским) хозяйствам, индивидуальным предпринимателям.

— Интересно узнать, подали ли вы заявление на «дальневосточный» гектар?

— Еще нет. Имущество, земля  – это всегда ответственность, бремя, нужно подумать, для каких целей она берется. Как говорится, семь раз отмерь, один отрежь.

2
0