Электронный дуэт URAAN: Мы стараемся конкурировать со всем миром

11158

Электронный дуэт URAAN был создан только в 2015 году, а нынче он выпустил уже четвертый мини-альбом «Limb». Причем альбом был записан даже не в России, а — в США. Именно эти ребята написали саундтрек к нашумевшему якутскому триллеру «Хара Бэкир — Черный демон», организовали нашумевшую вечеринку для интеллектуальной молодежи Якутска, а недавно один из участников дуэта выступил на Mercedes-Benz Fashion Week в Москве. О том, почему электронную музыку пока не понимают в Якутии, и как URAAN планируют покорить мир, рассказали сами участники многообещающего проекта Айтал Алексеев и Дмитрий Попов.


Айтал, Дмитрий, как вы пришли к тому, что хотите заниматься именно электронной музыкой?

Айтал: Это все было спонтанно. Когда тобой движет какое-то внутреннее чувство, возможно, даже направляет внутренняя интуиция. У меня не было музыкального образования, как у Димы. Я просто любил слушать и наслаждаться музыкой. Начал слушать электронную музыку лет в 12 под влиянием троюродного брата, который однажды принес кассету с Джанглом. В 9 классе пытался освоить «Fruity loops» — это программа для написания музыки. Студентом ходил на рейвы в Москве. Начинал как промоутер, то есть просто реализовывал билеты. Однажды родилась идея сделать свое мероприятие. Как-тов Якутске с ребятами сидели в кафе и решили устроить дабстеп-вечеринку. И она взорвала! Пришли около 300 человек! И этот заряд, который мы получили, потом и двигал мероприятия и сподвиг меня стать частью музыкального мира.

Дмитрий: В детстве мне очень нравилось слушать музыку. Меня можно было запирать в зале, включать пластинку, и я, двухлетний шкет, послушно сидел слушал. В школе я пел в хоре мальчиков фонда «Бар5арыы» при Президенте Якутии. В девятом классе увлекся игрой на гитаре и даже ходил на курсы. Помню, родителям это не очень нравилось, они видели меня больше математиком. Я и правда был способным мальчиком, участвовал в различных олимпиадах. Но все же выбрал музыку. Хотя я все-таки отучился на инженера металлорежущих станков, а сейчас вообще работаю в сфере государственных закупок. Конечно, плохо распыляться: я разрываюсь между работой, моим увлечением и семьей. У меня красавица-жена и замечательная дочка, в феврале ей исполнится четыре года. Жена, конечно, поддерживает меня, но я понимаю, что надо больше уделять времени родным. А музыка требует много внимания, приходится лавировать как-то, жить с этим. Но я все же возлагаю большие надежды на свое творчество.

 

 

Расскажите подробнее о недавно прошедшей вечеринке.

Айтал: В Якутске прошла наша вечеринка «Vibes x BPM». Это было сотрудничество с другой промо-группой. Коллаборации делаются для того, чтобы скрестить две разные аудитории. Они по идее не такие разные, есть пересечения. На «Vibes» люди приходят отдохнуть, выпустить пар, поскакать под музыку. «BPM» — это мероприятие, которое я делал для интеллектуальной молодежи, разбирающихся в музыке. Эти люди приходят для того, чтобы вместе послушать музыку, которая у них в плеерах, но ее негде слушать. Я все чаще слышу о том, как повлиял в целом на культуру, нежели на определенные «тусовки» города. Ведь мы начинали и были первыми в своё время, и поэтому многие помнят тот экстаз, который творился на танцполе ночных клубов. Но я очень рад наблюдать, как много разноплановых мероприятий проводят в Якутске, и за многие не стыдно.

Чем вы вдохновляетесь?

Айтал: Я вдохновляюсь успехами человечества. Если вижу, что на планете есть люди, которые чего-то очень хотят, верят в то, что они делают, а потом добиваются своего, это означает, что они смогли. Значит, и я смогу повторить то же самое, только в своей сфере.

Дмитрий: Меня всегда вдохновляют случаи, когда люди много и упорно трудятся, ставят на кон все и в итоге достигают своей цели. Страшно понимать, что намного больше тех, кто так же рискнул и «пал на поле битвы». Конечно, и я боюсь подобного исхода. Но как иначе? Страх заставляет тебя что-то делать.

Как представители творческой профессии скажите, правда ли, что нужно копировать других, чтобы потом сотворить что-то свое?

Дмитрий: Конечно, мы только этим и занимались, так как это самый верный способ научиться чему-то. URAAN тоже был подражанием французской и английской электронной музыке, но с примесью наших этнических элементов. И потом уже идет поиск. Вот сейчас мы получили уже самобытные, по-своему уникальные треки. Надеюсь, что у нас появился свой почерк.

Технический вопрос: как происходит производство одного трека?

Дмитрий: Сначала создается основная мелодия, затем добавляются ударные элементы и другие партии, потом нужно придумать вступление и так далее. Но это все детали. Образно говоря, слой за слоем собирается музыкальный пирог. В треке обязательно должна присутствовать сюжетность, чтобы слушая его, человек мог представить себе историю.

Вы действительно закладываете историю в свою мелодию?

Дмитрий: Это можно скорее назвать отражением эмоций.

Айтал: Дима отвечает за музыку, он начинает, а я только подхватываю. Настроение трека зависит от того, в каком ключе он начинается. Последние два наших альбома были построены на грусти, печали и безысходности. Там «проекции сознания» больше, чем в первом альбоме с более танцевальной музыкой.

А как вы писали саундтреки к фильму «Хара Бэкир — Черный демон»?

Дмитрий: Нам показывали только куски фильма. Я вообще не знал, что за картина выйдет в итоге. Мне просто описывали атмосферу сцены: «Должно быть мрачненько, а потом в конце должно что-то произойти». Мы отдали им свои старые композиции и написали три новые. На это ушел примерно месяц.

Каково работать с другими артистами? Трудно ли найти общий язык?

Дмитрий: Это всегда интересно, когда сталкиваешься с другим миром. Процесс идет намного быстрее. Когда уже есть какие-то наработки, то с этим проще иметь дело.

Как вы выбираете, с кем работать?

Дмитрий: По уровню мастерства. Естественно, мы слушаем то, что другие делают, и иногда понимаем, что человек абсолютно не в том русле и не в той сфере, и нам нет смысла с ним пересекаться.

Айтал: Если честно, то мы особо никого не ищем. Мы верим в прилив волны — ты должен в этой волне найти то, что тебе надо.

Дмитрий: Вот с кем хотелось бы еще поработать, так это с Хатылаевыми. Герман и Клавдия — это талантище. Они любят экспериментировать со звуком, как и мы. Казалось бы, Хатылаевы пишут народную сахамузыку, но это не совсем так. Они ездят по всему миру и могут использовать инструменты других культур в своем творчестве.

По последнему клипу ясно, что вы «спелись» с Kakitoka, а судя по ранним интервью, вы хотите взять ее солисткой в свою группу. Это правда?

Айтал: Такие предложения должны быть осознанными. Мы с Димой сначала были как соседи по студии, а спустя два года командной работы сплотились. Например, с Виктором Ли-фу, Александром Красновским и Владимиром Мункуевым соприкасаемся интересами, поэтому идут поддержка и взаимодействие. Любые отношения выстраиваются не за пять минут, это все долгая работа. Каждый артист должен дойти до этого сам. Мы можем кому угодно предложить стать нашей солисткой, но осознанный выбор делает и сам артист, он должен сказать: «Да, я готов, давайте работать месте». Так что жизнь покажет. Пока что поставили на паузу наше сотрудничество, ведь на данный момент у нас параллельно реализуются и другие проекты. Работаем каждый на своей волне. Пересекутся ли наши дороги вновь, покажет время. Загадывать не стоит.

Правда ли, что на Играх «Дети Азии» использовали трек без вашего разрешения?

Айтал: Да, было такое. Я сам лично не знал, пока мне не отправили видео с открытия Игр, а там как раз играл наш трек «Awakening». Иногда, конечно, «бомбит», иногда нет. Все зависит от масштаба заимствования. Если трек играет на радио, а ты даже не знаешь об этом, то это не дело.

Дмитрий: Главное, есть порядочные люди, которые предупреждают. Хотя, когда не просят разрешения на использование, это не говорит о непорядочности людей, а скорее об их непросвещенности. Некоторые даже не задумываются об авторских правах. В любом случае мы не всегда можем вот так просто давать разрешение на использование своих треков, потому что некоторые из них записаны с другими исполнителями. Тут уже вопрос к третьему лицу.

Вы относите себя к мейнстриму или андерграунду?

Айтал: Если оглянуться назад, то действительно было очень много мыслей о том, как круто быть в андерграунде.  Хотя потом все равно приходит осознание, что это понятие стирается, когда нужно становиться услышанными людьми. Иначе в чем смысл? Музыка — это прежде всего творчество. Нельзя совсем ограничиваться и заниматься только маркетингом. Музыка должна нести в себе ценность, то, чего сейчас мало, мне кажется. Перед URAAN стоит именно такая задача — сделать ценный продукт.

Дмитрий: При этом мы понимаем, что просто так, занимаясь искусством, которое никому не нужно, далеко не уедешь. Поэтому нужно искать правильный баланс, что мы и делаем.

Айтал: Вот, например, Мира Ishome, российский электронный исполнитель, не пишет музыку для радио и собирает зал на 700-800 человек, хотя в российских реалиях радийный формат в любом случае требуется, если ты хочешь колоссального успеха.

На какую аудиторию вы ориентируетесь? Якутскую, российскую или мировую?

Дмитрий: Смысла захватывать якутский рынок нет. Если бы нас приглашали на свадьбы или на «Этигэн Хомус», то можно было порываться, ведь якутские артисты на этом деньги зарабатывают. А у нас совершенно другой продукт, который не применим в таких сферах. Мы стараемся конкурировать со всем миром.

Айтал: Продвигать музыку в России очень сложно. И эта ответственность лежит на мне. Я могу сказать, что здесь все решает вера. Когда встаешь утром и идешь в офис, ты понимаешь, что единственное, чем ты хочешь заниматься — это музыка. Именно это чувство тебя толкает, что подтвердят все, кто работает в этой сфере. Мы всегда стараемся выйти за рамки. Недавно выпустили альбом в США, чтобы его услышали те люди, которые готовы воспринимать эту музыку. Даже в Москве или Питере люди могут оценить наш труд. Вопрос только в количестве, потому что так и или иначе творчество должно монетизироваться. URAAN заглохнет без этого.

Чем отличаются отзывы аудитории российской и американской?

Айтал: В США люди охотно дают подробные отзывы, они привыкли получать что-то новое. В России хороший фидбек предоставляют только музыканты, рядовые слушатели в основном передают эмоции от услышанного.

Дмитрий: Мы видели реакцию на наш последний альбом: на Западе больше поняли, чем здесь. И я даже говорю не про Россию, а про республику. Люди здесь вообще не «вкурили».

Айтал, вы живете на два города — Москву и Якутск. Скажи, где вы все-таки «осели»?

Айтал: Мыслями живу в Москве, а в реальности — в Якутске, но хотел бы все же переехать в столицу страны.

Не возникнут ли тогда трудности с работой в проекте URAAN?

Айтал: Не думаю. На сегодняшний день у нас роли распределены так: я выступаю, Дима делает музыку. По понятным причинам мы не можем выступать вдвоем, но это временно. Чтобы музыка URAAN пошла дальше, мне нужно взять на себя продвижение.

Дело молодого, но уже успешного якутского проекта не стоит на месте. Весь мир еще не у их ног, но мир моды уже покорился. URAAN в лице промоутера и солиста Айтала Алексеева представили музыкальное сопровождение на недавно прошедшем показе коллекции Александры Корякиной-Николаевой на Mercedes-Benz Fashion Week Russia:

6
0