Большой стендап Андрея Борисова: Театр должен делать из зрителей единую нацию

8174

В большом зале Саха театра состоялся творческий вечер Андрея Борисова — народного артиста России, обладателя «Золотой маски» за выдающийся вклад в развитие театрального искусства. Режиссер был уверен, что встреча пройдет без официоза, но, по его словам, Минкультуры региона организовало «целое празднество». Андрею Саввичу посреди сцены поставили импровизированный железный трон и вручили жезл в форме человеческой ладони. За этот театральный пафос он извинился, и вечер прошел в форме бенефиса, или, как сейчас модно говорить, стендапа. Мы приводим самые яркие высказывания героя вечера. 


Я предложил, чтобы на встречу пришла молодежь, чтобы был диалог, а министерство организовало целое торжество. Хотел без пафоса, сам-то я человек пафосный, поэтому надеялся обойтись без всего этого. Но я доволен тем, что зал полный, и вы все с таким интересом меня слушаете.

На церемонии «Золотой маски» я сопровождал Олега Табакова. Мы сидели рядом в ложе, и, видимо, Табаков чувствовал себя в этот день не очень хорошо, потому и обратился ко мне: «Молодой человек, можно опереться на ваши богатырские плечи?». Я провел его за кулисы. Мне кажется, это символично: мы все ученики русской школы, русского театра, я основатель национального театра Олонхо, и вдруг на мои плечи опирается великий русский актер великого МХАТа.

«Золотые маски» якутского народа

Первая маска — за спектакль «Кыыс Дьэбилийэ». Это первая постановка к открытию сезона Саха театра. Тогда я уже думал о создании театра Олонхо. Спектакль получил «Золотую маску» в номинации «Приз критики». И некоторые «доброжелатели» говорили: это всего лишь утешительный приз, а не победа. Ничего подобного! Это оценка самых высокопрофессиональных театральных критиков России.  

Вторая маска — Сергея Потапова. Подходит он как-то ко мне и говорит, что хочет поставить «Макбет» в качестве дипломной работы. Тогда я предложил ему Эжена Ионеско, потому что в театре уже ставили классического Шекспира — «Ромео и Джульетту». «Макбет» Ионеско был совершенно другим, это был огромный шаг в эстетике Саха театра. За этот спектакль Сергей и получил высокую награду. 

Третья маска — Театра оперы и балета. Когда мы начали работать над спектаклем -дилогией «Александр Македонский». «Кудаҥса Великий», в начале репетиций я сказал, что они получат за него «Золотую маску». Все рассмеялись. Не поверили. А в итоге Карл Сергучев получил ее в специальной премии жюри музыкального театра «За создание современного спектакля на основе национального эпоса».

Четвертая маска — Анны Кузьминой. Выдающегося, уникальнейшего человека, удивительного явления Саха театра. Она является представителем той плеяды актеров, которые воспринимали служение театру как миссию, и Кузьмина до сих пор ему служит.

Эту маску я причисляю всем намОдин режиссер, один министр культуры не может внести выдающийся вклад в развитие театрального искусства, в этом есть заслуга Русского театра, Саха театра, Театра Олонхо, ГТОиБ и многих других, где я ставил спектакли. Это не является реверансом, я искренне так думаю. Мы создали семь театров за короткое время, и такого не было в России. Мирнинский театр, Театр эстрады, Театр юного зрителя, Театр Оперы даже был прежде Музыкальным театром. Сейчас, когда оглядываешься назад, понимаешь, что это действительно был серебряный век нашей национальной культуры. Поэтому 1/3 «Золотой маски» дарю вам, зрителям, 1/3 — министерству культуры республики, а 1/3 оставлю себе. 

Мы счастливые люди, потому что судьба дала нам возможность работать и творить в этом театре.

«Андрей Борисов, что он возомнил о себе»

Появилась книга «Андрей Борисов: Путь Саха театра«. Ох, что он возомнил о себе, можете подумать вы, себя прежде всего приписал. Но в книге я ведь говорю о пути Саха театра, о его удивительнейшей миссии, и здесь многие статьи посвящены театру. Саха театр — это храм, который родил всех творческих людей. Вот откуда начинали свой путь Ойунский, Кулаковский, Софронов, Аммосов и Күлүмнүр. С этого театра начиналась культура народа саха. Театр является мамой всех наших культурных учреждений. Даже цирк появился внутри этого театра. Сергей Расторгуев здесь? Как нет? Кто сказал «нет» его голосом?!

Мы счастливые люди, потому что судьба дала нам возможность работать и творить в этом театре. Придет время, когда театр будет еще более технологичным, современным, и у него начнется новая эра.

Когда мы готовили фильм «Тайна Чингис Хаана», нам так мешали СМИ. Так много было негативного. Тогда я во время работы сказал: идем на Оскара!, и началось… Я подумал, почему народ не хочет Оскара для своих? А вдруг получится? И слова были правильные, потому что Монгольская киноакадемия выдвинула картину на «Оскар», как лучший фильм на иностранном языке, так что ни-ни. Поймите, господа, что надо ставить перед собой невозможные задачи, нереальные, тогда все получается. Дойти пешком до Тикси кажется нереальным, но возможным, и каждый ваш шаг будет наполнен энергией, потому что перед вами огромная цель. А если вы хотите дойти до этих книг (указывает своим жезлом на выстроенные в ряд книги), то и стараться не будете. Цель должна быть невозможной, непостижимой.

Чувствовать надо себя миссионерами, людьми, которые ставят такие цели, и зритель должен уходить после спектакля нацией, народом. 

Почему ученик Сотникова, художник Михаил Егоров сегодня на сцене поставил лодку? Появление этой лодки из спектакля «Желанный голубой берег мой» случайно лишь на первый взгляд, но все отнюдь не так. Однажды после летних каникул я летел в Москву через Красноярск. Тогда моя голова была напичкана Беккетом, Камю, Брехтом, Бернардом Шоу, и я думал, что приеду в Саха театр и сделаю революцию, вот как был настроен! В аэропорту Красноярска нашел книжную лавку, где стояли только книги о Ленине и Брежневе, и где-то в углу лежала кипа журналов «Роман Газета». Я пролистал одну и краем глаза увидел, что на дне этой кипы лежит какая-то розовая полоса, сдвинул все, вытащил книгу и прочитал: «Чингиз Айтматов «Пегий пес, бегущий краем моря».

Правильно созданное произведение искусства сильно влияет на развитие культуры народа и политику, потому что искусство создает тот образ, который становится властителем умов и сердец.

В самолете я прочитал повесть, и у меня пробежали мурашки, и до сих пор мурашки бегут! Тогда я понял, что повесть надо ставить. Вот как случайность подвела к тому, что я создал спектакль, который до сих пор идет. И эта случайность сдвинула культуру саха на новый этап, потому что эта лодка вышла в мировой океан, она доплыла до многих городов и республик СССР. Но самое главное, что был создан уровень театрального искусства, и другие театры в результате тянулись к нему. Наш Арктический институт тоже создан в результате этого спектакля. 

Институт называется АГИКИ. И не просто так. В повести Айтматова и в моем спектакле есть образ птицы, которая спасает главного героя. Так и в жизни. АГИКИ назван в честь этой птицы. И институт спас нашу культуру. Если бы не было его, то многие наши учреждения лишились бы своих специалистов.

Правильно созданное произведение искусства сильно влияет на развитие культуры народа и политику, потому что искусство создает тот образ, который становится властителем умов и сердец. Русская культура появилась в результате создания Андреем Рублевым «Троицы». Оттуда она начала свой путь.

Поэтому, любимые мои сподвижники, соратники, наше служение искусству и театру носит самый глубинный смысл. Чувствовать надо себя миссионерами, людьми, которые ставят перед собой такие цели, чтобы зритель уходил со спектакля уже единой нацией, народом. 

Не правительство России, не политики, а театралы, люди искусства вручают «Золотые маски». Поэтому так важно учитывать критерии оценок в культуре и искусстве, чтобы не потерять ориентиры, отделяющие выдающееся от бездарного, талантливое от искусственного. Иначе уровень сразу упадет, и мы потеряем высокое искусство, нашу культуру. Это важный момент, который я хочу подчеркнуть. 

12
1