Андрей Борисов: Я всю жизнь буду служить народу Якутии

2917

Новость о том, что Государственный советник республики, художественный руководитель Саха театра Андрей Борисов будет участвовать в госдумовских выборах, стала едва ли не главной темой последних дней. Большинство якутян одобрило это решение, помня, что за его спиной опыт депутатской деятельности и долгие годы работы министром культуры. В интервью ЯСИА политик рассказал о многом, в том числе о причинах, побудивших его сделать такой важный шаг.


— О решении баллотироваться в Госдуму РФ Вы объявили на родине первого президента Якутии Михаила Николаева. С чем это связано?

— Я всегда верой и правдой служил идеалам, которые продвигал наш первый президент. И поэтому посчитал символичным огласить это важнейшее для меня решение на его родине, в Октемцах. В то время там проходил спортивный форум, где Михаил Ефимович тоже присутствовал. Он воспринял это заявление положительно, ведь знает меня с юности, и его реакция вдохновляет, дает мне опору и силу.

— В одном из интервью Вы говорили, что в какой-то степени судьба человека предопределена. А Ваши встреча и совместная работа с Михаилом Николаевым тоже были предопределены?

— Я уверен, что Михаил Ефимович стал первым президентом республики неслучайно, это готовилось самой историей народа саха. Другое дело, что и он ощущал в себе силы для этой масштабной деятельности. Именно Николаев открыл миру Якутию, открыл, как я часто говорю, окно в Европу. Не прорубил, а именно открыл. Я рад, что он всегда поддерживал мои идеи и давал возможность их осуществить. Но, если говорить о «Детях Азии», то это его озарение. Мы все тогда, засучив рукава, взялись за реализацию этого амбициозного проекта. То, что Игры сегодня стали в прямом смысле международными, является доказательством того, что мы трудились не зря.

— Но ведь после распада СССР настал непростой период для страны. По сути, происходило становление государства. Такой проект был риском, особенно с финансовой точки зрения.

— Да, это был риск, но одновременно и прорыв для республики, когда сознание людей расширилось. Требовались огромные ресурсы: организационные, творческие, финансовые. Но в результате перед нами открылся целый континент – Азия, к нам приехали дети из разных стран! Это дало республике преимущество перед другими регионами, мы в одночасье по-новому посмотрели и на себя, и на мир. Всегда в качестве примера привожу высказывание Гумилева: «Можно смотреть на мир из норы суслика, а можно — с высоты полета птицы». Мы тогда обрели крылья.

— В 1990 году Вы возглавили министерство культуры и духовного развития. Как оцениваете этот период, что вам удалось сделать?

— Я четверть века был главой Минкультуры Якутии. Часто слышал слова: «Он артист, а не министр». Но эти «доброжелатели» не задаются вопросом, как тяжело столько лет находиться в сложнейшем механизме власти. Попробуйте! Я работал при трех президентах республики, с каждым из них у меня сложились хорошие отношения. Они откликались на мои предложения, поддерживали проекты нашего ведомства.

В то время было важнее увлечь людей идеей, нежели «осуществлять власть». Говорили, что у меня в министерстве трудились не чиновники, а энтузиасты. В работе я всегда руководствовался тремя постулатами. Первый — до последнего момента не осуществляй власть, второй – не кради, третий – делай добро. Часто приходили люди с идеями, я всегда старался помочь, направить. Главное, что должен помнить чиновник, работающий в сфере просвещения, – мы служим искусству и культуре, а значит, своему народу.

Уверен, что, работая в министерстве, я принес гораздо больше пользы, чем если бы трудился только в театре. Выполнил все задачи, которые тогда поставил. Вышел хороший спектакль длиной в 24 года (улыбается). Режиссер — это ведь на 90% организатор. За это время мы построили и открыли 24 учреждения культуры. Огромная работа. Надо было объяснить людям, зачем Якутии цирк, Высшая школа музыки, театры, дома Олонхо. А теперь зайдите туда вечером — везде полные залы.

— Владимир Путин в свое время высоко оценил Школу музыки, которую Вы основали…

— С идеей создания Высшей школы музыки я пришел к Михаилу Николаеву. Убедил его цитатой Конфуция: «Чтобы государство Поднебесной стояло, подданные должны знать грамматику, арифметику, фехтование, астрономию и музыку». И в строящейся канадской деревне была открыта школа. Я тогда все лично проверял: комнаты и даже… ложки!

Потом я обратился к нему уже с инициативой о создании Арктического государственного института культуры и искусств, и он снова меня поддержал. Я понимал: для того, чтобы учреждения культуры нормально работали, нужны в первую очередь свои специалисты. А их надо воспитывать, обучать. Так я стал одновременно и министром, и ректором-организатором АГИКИ. В тот же период, понимая, что мы остро нуждаемся в кадрах для театров, я организовал в Якутске филиал Школы-Студии МХАТ. Для работы с будущими артистами к нам приезжали педагоги из Москвы, в том числе художественный руководитель МХТ им. А. П. Чехова, народный артист СССР Олег Табаков. Первый выпуск этой школы практически в полном составе был зачислен в Русский драматический театр столицы республики.

— Во власти или рядом с властью непременно должен находиться человек искусства. Вы вот и депутатом до министерства были…

— Я был народным депутатом СССР от Вилюйского избирательного округа. Три месяца вел борьбу и выиграл. Почему я тогда пошел во власть, в некотором смысле отстранив свое творчество, всегда имевшее для меня первостепенное значение? Подсознательно, интуитивно почувствовал, что наступил нужный момент, я называю это: «услышать будущего зов».

— Придя в министерство культуры новой страны, Вы фактически начинали с нуля. Помню, 20 лет назад люди в театр почти не ходили, не могли себе этого позволить, да и не хотели, наверное… А сегодня Якутск стал одним из сильнейших театральных городов России.

— Раньше, я помню, не больше 30 человек в залах сидело, когда я только пришел работать, а сейчас они все заполнены. Может быть, потому что театр сегодня беспокоится о судьбе народа. Всегда артистам повторяю: театр — для людей, а не для амбиций режиссера, не для критиков или фестивалей. В зрительный зал заходит толпа, которая, садясь в кресла, становится театральной публикой, выходя со спектакля, – нацией. Это главная миссия театра.

Культуру, историю создает человек. В один год три наших театра были номинированы на всероссийскую премию «Золотая маска». Это феноменально! Саха театр на эту престижную награду выдвигали пять раз. Несколько спектаклей в свое время задали высокую планку, в частности, постановка «Желанный берег».

— Якутия, в отличие от некоторых других регионов, после распада СССР сумела сохранить национальную идентичность, в период кризиса опиралась на традиции. Это выражается во многом, и главное, в отношении людей к своей культуре… Больше 25 лет над этим работаете и Вы. Какие конкретно меры были приняты?

— Это комплекс мер — начиная с названия театра, который по моему предложению из академического переименовали в Саха академический театр им. Ойунского, и заканчивая проведением крупнейших национальных мероприятий.

Озарение произошло, когда я и мои соратники — ученые, деятели культуры — осознали: если сейчас не начнем заниматься Ысыахом, хомусом, осуохаем, наши традиции исчезнут. Ведь в одно время Ысыах едва не превратился в партийное собрание. 25 лет назад была угроза, что мы можем утратить национальную идентичность. В 1991 году не провели Ысыах по традиционным канонам, а на следующий год с Михаилом Ефимовичем издали специальный указ. Разработали целую программу, чтобы возродить наши ритуалы и обряды. То, что Ысыах теперь стал прежним, — это осознанная политика министерства культуры.

Впоследствии были организованы Конгресс, музей хомуса, мы поставили рекорд Гиннесса по осуохаю. Уже более 7 лет успешно работает созданный мною театр Олонхо, в котором мы сочетаем новые технологии и древнейшие традиции. В Якутии построено более 200 учреждений культуры, среди них Дома Олонхо – концептуально новые купольные здания для культурных программ. Регулярно проводим фестиваль «Встречи шедевров ЮНЕСКО на земле Олонхо», который жители республики с удовольствием посещают. Умение синтезировать, воспринимать другую культуру и при этом хранить главные традиции — вот что отличает якутян.

Считаю, для России развитие культуры Якутии является примером, моделью. А сегодня я очень беспокоюсь за русскую культуру в целом, развивать и поддерживать которую надо по всей стране.

Две культуры — русская и якутская — всегда были близки, особенно старообрядческая. Не зря Кулаковский говорил, что «самый близкий для нас народ — русский».

— Вы начинали свой путь в политике депутатом и сейчас баллотируетесь в Госдуму. С чем связано это решение?

— Долгие годы работая в республике и взаимодействуя с федеральными структурами, я накопил неплохой опыт, причем не только в сфере культуры, с которой неразрывно связал всю жизнь, но и в экономике, политике. Было бы нечестно с моей стороны не направить этот опыт на служение народу Якутии и России в целом. Мандат депутата позволит лучше реализовывать эту службу. В основном кандидаты сейчас выдвигаются от партий, а я — самовыдвиженец. Это значит, что, став депутатом Госдумы, буду защищать прежде всего мнение людей, гражданского общества, Якутию. Моя многолетняя общественная деятельность (возглавлял движение «Саха омук» — ред.) именно об этом и говорит. Не зря есть в народе поговорка: «Дурда хахха буолар киhu».

3
1