Фотопрогулка по закулисью Сахатеатра

0
560

В этом году Якутия празднует 125-летие выдающегося деятеля якутского народа Платона Ойунского. В Сахатеатре, который носит имя этого великого человека, готовят сразу четыре премьеры. Специально для ЯСИА театр приоткрыл свое закулисье и показал, как создают спектакли и кто именно это делает.


В Сахатеатре нас встречает замдиректора по зрителям Михаил Егоров. Именно он проведёт для нас эту небольшую экскурсию по закулисью, и покажет места, где не ступала нога обычного зрителя. Правда, нас предупреждают, что сейчас в самом разгаре репетиция спектакля «Учитель», так что вести себя лучше тише. Начинаем мы с цехов.

КТО ОДЕВАЕТ ЯКУТСКИХ АРТИСТОВ?

На сцене актеры Сахатеатра всегда выглядят безупречно, костюмы полностью соответствуют времени, и, что называется, «работают» на сцене, то есть не просто идеально сидят, но и хорошо смотрятся в софитах. Конструируют, шьют, вышивают в театре семь человек: два закройщика, один скорняк и портные.

Рабочий день у мастеров ненормированный, и не удивительно – впереди четыре премьеры. Только к спектаклю «Сон кожемяки» в производстве 30 изделий! Нам показывают шикарную шубу главной героини в национальном стиле. «Героиня  сначала рыба, живет в подводном царстве, поэтому тут у нас есть и обтягивающий блестящий комбинезон, и шуба из итальянской парчи, расшитая вручную декоративными бляшками. Вообще, такую шубу шьют в нормальном ритме полгода, а мы за две недели», — рассказывает закройщик-модельер Елена Сизых. 

В это время её коллеги Елена, Александра, Анастасия продолжают пришивать, строчить, смётывать. Мастера спешат, ведь первая премьера назначена уже на 17 ноября. По секрету они признаются, что часто остаются в цеху до глубокой ночи. Бывали спектакли, когда цех выпускал до ста изделий к премьере. Но особо мастерицы запомнили первый год работы театра — 2000-й, когда за четыре месяца нужно было выпустить огромное количество костюмов олонхо.

ВОЙНА С МОЛЬЮ

Конечно, война с молью – это, скорее, шутки в костюмерном цеху. На самом деле обработку костюмов, а их в четырёх костюмерных комнатах больше тысячи, проводят ежегодно. Хотя моли было бы где разгуляться, ведь здесь очень много костюмов с использованием меха и шкур, в том числе коровьих.

Заведует цехом, где работают четыре человека, Сардаана Васильева, которая в театре со дня открытия нового здания, то есть уже 18 лет. Ещё один костюмер —Валентина Афанасьевна — одна из старожилов театра – работает здесь уже 36 лет. Любой костюм они найдут за 30 секунд.

Каких-то особенностей в хранении костюмов нет, все развешано по спектаклям. Есть и костюмы с историей. Например, из спектакля «Желанный голубой берег», который в театре идёт уже 36 лет.

Есть здесь и своя химчистка, где одежда регулярно чистится. Но есть костюмы, стирать которые запрещено – они выкрашены вручную, поэтому их просто аккуратно чистят щёткой. Костюмов ручной работы здесь очень много, особенно национальных и стилизованных.

БУТАФОРСКИЙ ЦЕХ – МАСТЕРА ИЛЛЮЗИЙ

Войдя в цех бутафоров, попадаешь в очень странную комнату, где на столе лежат блестящие пучеглазые рыбы. Всё в порядке – это атрибутика к новому спектаклю «Сон кожемяки».

Работают здесь двое. Михаил в театре с 1991 года. Через его руки прошли абсолютно все постановки театра. А вот Иннокентий, в прошлом ювелир, здесь всего год, но при этом лихо собирает искусственных рыб из пенополистирола. Как говорят бутафоры, это универсальный материал, из которого можно сделать всё, даже кольцо. На вопрос, какой масти рыба, со смехом отвечают, что это гигантский тугунок.

МУЗЕЙ, В КОТОРОМ МОЖНО ВСЁ

Реквизиторская комната находится прямо за кулисами. Попав в неё, понимаешь, что это настоящая «Лавка чудес». Руководит процессом Галина Петрова, в театре она служит уже 27 лет и точно знает, где какой предмет стоит в этом двухэтажном помещении. Прямо при нас она выдает артистке маленький красный бантик, а через секунду извлекает автоматы и каски. Здесь есть всё: стаканы, тары, чемоданы, бантики, перья, коврики, старинное радио, портрет Николая II к премьере и бюст Ойунского, который наблюдает за нами с высокой полки… Многие старинные предметы приносят зрители, артисты и их знакомые.

«Вот этот старинный сундук, сделанный без единого гвоздя, я привезла от бабушки. Её звали Мария Ивановна. Сундук хотели выбросить, но я не позволила. А ещё вот этот белый череп лошади я нашла в лесу и тоже привезла для спектакля «Весенняя пора», — рассказывает реквизитор.

Ещё одну интересную старинную шкатулку привёз режиссёр Андрей Борисов. Шкатулка принадлежала его родителям и теперь тоже задействована в одном из спектаклей.

Рабочий день у реквизиторов начинается за час до утренних репетиций, потому что надо подготовить реквизит, а заканчивается с окончанием спектакля, ведь всё еще надо собрать. 

ПОСТРОИТЬ ВСЁ

Столярным цехом руководит Альберт Лукин. Вдвоём с напарником они собирают все крупные декорации театра: стены, мебель и даже горы. Однажды делали необычный предмет: с одной стороны — стена комнаты, с другой — шкаф. А ещё как-то довелось создавать целую деревню и даже корову из полупрозрачного поликарбоната.

Именно столярный цех театра создавал с нуля по чертежам декорации для гастролей татарского Театра Камала. А вот к новому спектаклю сейчас создается помост. Все декорации делают частями, а затем поднимают в декорационный зал для окончательной сборки.

ШИРОКИМИ МАЗКАМИ

Декораторы и художники работают в декорационном зале. Декораторы Мария и Михаил к новому спектаклю на небольшом пятачке расписывают большое полотно ткани в 12,5 метров, которое будет работать вместо занавеса. Используют, как правило, колеровочную краску. Работают вместе уже много лет.

А вот сшивает эти гигантские полотнища швея Галина, которая шутит, что, если соединить все полотнища сшитой за эти годы ткани, то она уже давно доехала бы до Москвы и вернулась обратно.

Художники-рекламщики, создающие афиши и стенды, Иннокентий Марков и Анатолий Сокольников — заслуженные работники театра. Анатолий работает в сфере культуры с 1971 года, а в театре со дня открытия.

После того, как задник нарисован, он поступает в ведение сценомашинистов. Их в театре шестеро. Именно они знают, где какой задник хранится, в какой постановке он используется.

Именно эти люди заменяют декорации в картинах постановки, приводят в действие механизм сцены, опускают и поднимают суперзанавес, задники. Именно благодаря их рукам сцена живёт и движется.

 ВЫСОКО СИЖУ, ДАЛЕКО ГЛЯЖУ

Почти под самым потолком театра работают звукорежиссёр Александр Решетников и светооператор Андрей Кузнецов.

Александр признается, что знает в театре каждую лампочку, звук каждого прибора и по оттенку может сказать, сколько она ещё прослужит. Пушки в театре две и обе ручные, во время спектакля каждой управляет отдельный человек.

УС НЕ ОТКЛЕИТСЯ!

У Валентины Новгородовой, заведующей парикмахерским цехом, воистину колоссальное терпение и золотые руки. Она не только причесывает и укладывает артистов перед спектаклями, но и создает в театре парики, накладные усы, бороды и бакенбарды.

Для создания париков у неё в мастерской стоит специальный станок, сделанный по образцу старинных. На таких парики создавали ещё в 17-м веке! Вручную ежедневно прядь за прядью она создает заготовки для будущих париков и накладных кос. Процесс это долгий и кропотливый.

А вот бороды и усы делать еще сложнее, их скрепляют по одному волоску специальным крючком. Мы выяснили, что усики Чарли Чаплина Валентина Васильевна сможет сделать за пол дня, усы Сталина за день, а вот на бороду Карла Маркса у неё уйдет два, а то и три дня!

КТО КУДА, А Я — В БУФЕТ

Буфет с одним из самых вкусных в городе ассортиментом находится в Сахатеатре. Так утверждают и зрители, которые приходят в театр после работы, не успев поужинать, и артисты. Заведует буфетом много лет скромная женщина Галина Захарова. Кухня у них не большая, но со своим пекарем. Как нам рассказали в буфете, наибольшим спросом у них пользуются пицца, театральные пирожки с мясом и морс.

САМЫЙ ПОЧЁТНЫЙ ЗРИТЕЛЬ   

Изольда Бубякина в театре работает 20 лет, и при этом мало кто знает, как она выглядит, но зато русскоязычный зритель точно знает её голос. Именно она в живом режиме переводит все спектакли Сахатеатра. За спектаклем она наблюдает из маленького окошка наверху или через специальный монитор, установленный в её маленькой комнате. Спектакли театра она видела десятки, а может, и больше раз, многие знает почти наизусть, например «Желанный голубой берег» или «Наара суох». Но сама она любит спектакль «Король Лир» и вообще всего Шекспира. Но из-за работы она лишена возможности бывать в других театрах, потому что каждые выходные всегда неизменно переводит спектакли в родном Сахатеатре.

«Я знаю, откуда выходят артисты в каждом спектакле, человек ещё не начал говорить, а я уже знаю его реплику. Но они ведь тоже не всегда читают одинаково, надо под каждого подстраиваться. Спектакль в живую в зале я смотрю только во время сдачи, а потом все время отсюда. Я сама из театральной семьи: мама — народная артистка Анна Кузьмина, папа — заслуженный артист РСФСР, дедушка тоже был актером – одним из основателей театра. Я выросла здесь, это мой дом, все как родные», — говорит Изольда Михайловна.

ТИХО, ИДЁТ РЕПЕТИЦИЯ!

Побродив по закулисью, мы все-таки осмеливаемся пройти в зал на репетицию. Идём тихо, боимся помешать.

Но нас уже заметил режиссер Руслан Тараховский, который проводит репетицию перед спектаклем. Отчитывать нас, к нашей радости, не стал, и потому мы смогли сделать пару рабочих кадров.

В этот самый момент действительно ловишь себя на мысли, что там, за сценой, трудится огромное количество людей лишь для того, чтобы вечером зритель снова вошёл в зал и погрузился в иной мир.

Вот в этот вечер в Сахатеатре дают «Учителя», а всего через две недели сыграют четыре премьеры по Платону Ойунскому.