Екатерина Сидорова: Интернет необходим, но живой разговор ничем не заменишь

    0
    71

    Открывая очередную книгу, вышедшую в издательстве «Бичик», или бывая на премьерах в Саха театре, никто не задумывается над тем, что книг этих сейчас могло бы не быть, да и спектакли, возможно, были бы попроще, не протяни им тогдашнее руководство республики руку помощи. Екатерина Сидоровна Васильева с 1998 года была заместителем председателя правительства Якутии и как раз курировала социокультурную деятельность.


    Мужское воспитание

    Ее ранние детские годы прошли в Тюляхском наслеге Усть-Алданского района, где председательствовал отец, Сидор Иванович Васильев.

    Мама, Александра Петровна Корякина, была мегинская. Она рано осиротела, и девочку растил слепой дед. Понимая, что ни на чью помощь во взрослой жизни ей рассчитывать не приходится, старик отправил внучку в Якутск – учиться на повара: хоть сыта всегда будет. Но Александра в городе не задержалась – в 18 лет вышла замуж и уехала с мужем в Усть-Алдан.

    У них родилось семеро детей, выжили пятеро. Соседские семьи тоже были многодетные, так что и играли, и работали ребятишки артельно: вместе рвали траву для телят, собирали хворост – сначала для Ушницких, потом для Тарских, потом для Васильевых. Хорошо было, весело.

    Позже папу начали переводить с места на место – секретарь парткома в Танде, инструктор райкома в Мюрю, и семья переезжала с места на место.

    В Мюрюнской школе VI «Б», где училась Катя, считался неуправляемым: галдят, не слушая учителя, носятся во время урока по кабинету… Вольница продолжалась до тех пор, пока классным руководителем не назначили Михаила Ивановича Колодезникова — спортсмена и вообще мужчину с характером. «Трудновоспитуемых» как подменили – за короткое время класс выбился в передовые, собирая все призы и грамоты на соревнованиях по баскетболу, лыжам, в велосипедных гонках.

    Одноклассники дружат до сих пор, при встречах с удовольствием вспоминая «минувшие дни и битвы, где вместе рубились они».

    Первый стройотряд ЯГУ

    Закончив школу, Катя поступила на русское отделение историко-филологического факультета. Студенческая жизнь била ключом: лыжные пробеги до места гибели отряда Каландаришвили в Техтюре (с ночевкой), культпоходы в театр – не пропускали ни одной премьеры, особенно любили балетные постановки с участием юных Натальи Христофоровой, Геннадия Баишева, Алексея Попова, а летом работали в стройотряде – первом стройотряде ЯГУ «Аргыс-1968».

    Особенно запомнилось строительство каменного коровника в Улахан-Ане Орджоникидзевского района. Девушки – большинство было родом из маленьких наслегов – штукатурили стены, испытывая противоречивые чувства: «Нет чтобы у нас новую школу построить, хотя бы деревянную! Коровам такие хоромы зачем?».

    После окончания учебы Катю распределили в Оленекский район. В Жилиндинскую школу приехали всемером – три выпускника ЯГУ, четверо – Вилюйского педучилища, причем вилюйчане методикой преподавания владели лучше, и Катя с ними часто советовалась.

    Когда пришло письмо из Борогонцев с предложением вернуться и поработать в райкомоле, ей и в голову не пришло отозваться – зачем куда-то срываться, если она нужна здесь? Но вернуться пришлось – заболел отец.

    Три года отработав I секретарем райкома комсомола Усть-Алданского района, она уехала на учебу в Хабаровскую высшую партийную школу. И тут не стало отца… На похоронах Катя держалась, но вернувшись в Хабаровск, слегла – полтора месяца в больнице. Соседка по комнате, Валя Рудских, каждый день ездила к ней через весь город после занятий, ухаживала, кормила с ложки. Так началась их дружба – дружба на всю жизнь.

    Работа у нас такая

    По окончании учебы Екатерину назначили секретарем Алексеевского райкома. Первым испытанием на новом месте стала страшная засуха. Рабочих совхозов отправляли в Амурскую область на заготовку соломы, школьники рвали траву по дворам, людей мобилизовали на заготовку дополнительных кормов – рубку кочек и заготовку тальника. Перезимовали благополучно – ни одна корова не погибла, ни одна лошадь.

    А первым достижением стало строительство домов животноводов и домов механизаторов – с душем, плитой, телевизором, где доярки и трактористы могли отдохнуть после смены.

    Там же Екатерина Сидоровна узнала, что такое народное ликование, когда Алексеевскому району вернули историческое название «Таттинский».

    В 1990 году ее перевели в Якутск – ректором Института политической культуры при рескоме партии, а через год, когда все рухнуло, они с секретарем по идеологии Светланой Ефимовной Николаевой занялись в первую очередь трудоустройством всех своих бывших работников – от библиотекарей до вахтеров и уборщиц – и лишь потом нашли работу себе. Позже, встречая своих прежних начальниц, люди всегда искренне им радовались – человеческое сердце добра не забывает.

    Как принимали Конституцию

    Организационный отдел Верховного Совета, куда Екатерина Сидоровна пришла после института, насчитывал шесть человек. Но когда принимали новую Конституцию, каждому пришлось работать за десятерых.

    Чтобы принять ее, требовался кворум – две трети от 165 депутатов. Оставалось обсудить несколько статей, когда мирнинские депутаты потребовали перерыв. Орготдел знал – с перерыва они не вернутся, их уже ждет самолет. Написали об этом записку руководству, но мирнинцы все же добились своего и улетели (позже, как слышала Екатерина Сидоровна, один из них осел в США).

    Что было делать? Начали спешно искать отсутствующих депутатов: Тараса Десяткина привезли с больничной койки, председателя «Холбоса» Дмитрия Попова вырвали со встречи с делегацией из Японии и так далее. Между прочим, сотовых тогда не было, а счет шел на минуты. Но кворум орготдел обеспечил!

    Создав фонд «САПИ», президент Якутии Михаил Николаев назначил его руководителем Федота Тумусова, а тот, в свою очередь, пригласил Екатерину Сидоровну. Команда у него была молодая – выпускники центральных вузов – она их называла «якуты с расширенными глазами», имея в виду их кругозор, и говорила: «Буду учиться у вас азам рыночной экономики, а вас научу работать с людьми».

    Команда единомышленников

    В 1997 году Михаил Ефимович Николаев пригласил ее на работу в свою администрацию, которой тогда руководил Василий Власов. Став председателем правительства, он взял ее к себе заместителем.

    — Василий Михайлович подобрал хорошую команду. Команду единомышленников, которая хотела помочь людям пережить это тяжелое время.

    А время действительно было тяжелое: люди годами сидели без зарплаты, в руководстве страны – чехарда, то один кабинет министров уйдет в отставку, то второй.

    Екатерина Сидоровна курировала социокультурную деятельность.

    Когда дело шло к банкротству Национального книжного издательства «Бичик», она пошла к Власову и сумела убедить его в необходимости разработки государственной целевой программы на издание книг якутских писателей. Причем она была не только разработана и принята, но и честно финансировалась.

    Был у нее секрет, который сейчас уже можно сделать достоянием общественности: на совещания она приглашала не министров экономики и финансов, а их сотрудников, курировавших культуру. Те и подсказывали источники финансирования, горячо упрашивая не выдавать их начальству, а начальство не могло взять в толк, откуда Екатерина Сидоровна все знает.

    А когда строилось здание Саха театра, после возведения коробки денег на сценическое оборудование не осталось. Глава Комдрагмета Карл Васильев на рабочем совещании у Власова сказал: «Мы всю сумму перечислили, больше не ждите». После совещания Екатерина Сидоровна спросила у него: «Значит, мы людей без театра оставим? Тем и запомнимся?».

    Аппаратура была закуплена, и директор Саха театра Анатолий Николаев на радостях пообещал ей пожизненный абонемент на все спектакли. «А слово сдержал?» — спрашиваю я. Она только смеется в ответ.

    Катя и Валя

    Чем сейчас занимается Екатерина Сидоровна? Внучками. Одну из дочек любимого племянника зовут Катя, Катя Васильева, другую – Валя, в честь подруги, Валентины Михайловны Рудских, подарившей ей вторую жизнь.

    38 лет Валентина прожила на Камчатке, и все свои десятидневные отпуска (более длительных в правительстве тогда не давали) Екатерина Сидоровна проводила в краю вулканов и гейзеров. Сейчас Валентина Михайловна вернулась в свои родные места, на Алтай, и Васильевы теперь ездят отдыхать туда.

    — Друзей берегите, — говорит Екатерина Сидоровна. — Их много не бывает.

    Отдельное пожелание тем, кто пришел на смену ей и ее коллегам:

    — Боюсь, как бы у руководителей не появился электронный занавес, отгораживающий их от людей. Спору нет, интернет необходим для быстрого сбора материалов и информирования, но живой разговор ничем не заменишь. Нужно почаще ездить, бывать на встречах, а главное – уметь слушать людей, разговаривать с ними на равных. Они такие советы порой дают, такие идеи подсказывают! Их участие очень важно – власть без обращения к гражданскому обществу ничего не может сделать.