«Буду работать, пока хватит сил»: Фермер Елизавета Цыпандина развивает свое хозяйство

0
30

Прерывать преемственность поколений и дело, начатое с большими финансовыми вложениями, нельзя. В этом уверена генератор идей и инициатор образования крестьянского хозяйства в селе Тарат Мегино-Кангаласского улуса Елизавета Цыпандина. 


Елизавета Цыпандина приехала в село Тарат из Усть-Алданского улуса в 1996 году и спустя пять лет семья Елизаветы и Ивана Цыпандиных зарегистрировала своё фермерское хозяйство, сообщает ulus.media. Сейчас перед ней и сыном  Константином Захаровым стоит непростая задача дальше развивать его, несмотря на все трудности кризисно-санкционного времени.

Современного типа комплекс длиной 30 и шириной 12 метров был построен в 2015 году на средства гранта для начинающих фермеров, полученных Константином Захаровичем. Строение является одним из заметных объектов Арангасского наслега. По его словам, каркасную конструкцию хотона он позаимствовал у канадцев и внёс свои корректировки. Высота комплекса по середине составляет около 5 метров, а высота стен до наклонных на 20 градусов половин верха ‒ 2,2 метра. Посередине «крыши» находятся вентиляционные отверстия, открываемые и закрываемые посредством верёвок. Пол из досок совершенно ровный. Комплекс имеет подсобное помещение, где планируется оборудовать жилую комнату для работников и осеменаторский пункт. Хотон утеплен базальтоволокном. Комплекс имеет шесть входов, два больших и четыре малых, рассчитанных на сквозной проезд техники по всей его длине. Для ввоза сена и вывоза навоза. Правда, из-за нехватки средств располагают только одним трактором «Синтай». Поэтому данные работы осуществляются вручную с помощью лёгких тележки и саней.

«Из суммы гранта в 1,5 миллиона рублей на 270 тысяч купили свыше 20 коров. Остальные деньги ушли на покупку стройматериалов. Всего расходы на строительство комплекса составили около 2 миллионов рублей», ‒ рассказал ещё в 2015 году Константин. Мы побывали у Цыпандиных 15 ноября текущего года посмотреть, как развиваются их дела нынче.

В настоящее время в комплексе стоят 59 голов рогатого скота. Коров доят передвижным доильным аппаратом германского производства, который обслуживает по две коровы одновременно. Как говорят, среди тёлок-трёхлеток девять стельные, так что ожидали пополнение в ряду дойных коров. Всех яловых и старых коров отвели в убойный пункт кооператива «Хоту» в Тюнгюлюнском наслеге. Как уточнила Елизавета Цыпандина, численность скота в комплексе по максимуму достигала около 90 голов.

Единственное оставшееся таратское организованное хозяйство испытывает трудности с обеспечением необходимой массой сена. Отведенный хозяйству Константина покос размером 40 га находится в низине, на затопляемом участке аласа Тюнгюлю. Этим летом скосили всего 15 тонн сена и были вынуждены докупить ещё 80 тонн рулонами в отдалённом Тарагайском наслеге у хозяйства знатного табунщика Георгия Романова. Еще немного приобрели в соседнем Мегинском наслеге. Но самая главная трудность, с которой они столкнулись, – отсутствие собственной техники для сенокосных работ. Каждое лето вынуждены нанимать технику для заготовки и перевозки сена, что влетает в копеечку. Получается так, что выручка от продажи мяса идёт на заготовку сена.

Вдохновитель своих сыновей на труд Елизавета Цыпандина по образованию культурный работник. Но по специальности так и не работала. Подучившись на осеменатора, десять лет трудилась на ферме Баягантайского наслега Усть-Алданского улуса вместе со знаменитым дояром, хозяйственником, полным кавалером ордена Трудовой славы Михаилом Готовцевым. Сегодня её смело можно назвать ветеринаром без корочки. За здоровьем своих четвероногих подопечных следит сама, что только одобряют в районном ветуправлении. А у своего наставника Михаила Николаевича приобрела телят смешанной крови, происходящих от голштино-фризской породы молочного скота.

«Очень остро стоят вопросы кормовых баз, ‒ говорит Елизавета Петровна. ‒ Мы на прибыль ещё не вышли. Если бы много людей занимались скотоводством, организовали крестьянские хозяйства, то и молодёжь задумалась бы о преемственности. Смотря, как трудятся родители, начали бы и сами становиться фермерами. Тогда положение с сельским хозяйством стало бы постепенно меняться. По моему мнению, надо усиленно поддерживать и представителей старшего поколения, которые держат хозяйства, а не только молодёжь. Опыта у молодых нет, и первые серьёзные трудности могут заставить их отказаться от судьбы крестьянина, что впрочем и происходит иногда. Например, держу скот уже свыше тридцати лет и буду работать, пока хватит сил. Хотела бы расширить хозяйство».

Сама она в текущем году пыталась получить грант для семейных хозяйств. Не вышло. Теперь ждёт, с каким намерением придёт из армии третий сын Станислав, который не раз высказывал мысли продолжать долголетний труд матери. Семья же Константина находится в Верхневилюйском улусе. Он ‒ отец троих детей. Второй сын Елизаветы Вячеслав живёт и работает в Таттинском улусе. Сотрудник пожарной службы. Самая младшая в семье ‒ Сардана пока с матерью в Тарате. Помогает ей в хотоне, доит коров. Временно приехал помогать и младший брат Елизаветы Егор Софронов из Танды.

Хочется надеяться, что неукротимое упорство Елизаветы Цыпандиной и знания Константина Захарова вкупе с энергией Станислава Цыпандина всё-таки выведут это хозяйство на путь дальнейшего развития.