«Со слезами вспоминал выброшенную шаурму»: Якутяне рассказали о службе в армии

    4769

    Сегодня вся страна празднует День защитника Отечества, воспевает героизм, верность присяге и беззаветную любовь к Родине. С чем у якутян связаны воспоминания о службе в армии, помог ли им этот период в жизни стать самостоятельней и дисциплинированнее, научил ли ценить жизнь — об этом они рассказали ЯСИА.


    Юрий Садовников: «Служба запомнилась мне песнями и бюстом Брежнева»

    Заместитель председателя постоянного комитета Госсобрания (Ил Тумэн) по строительству и ЖКХ, заместитель генерального директора ГУП «ЖКХ РС (Я)» Юрий Садовников:

    — Свои армейские годы я провел в Песчанке Читинской области, служил в воинской части №12652 Учебной танковой дивизии имени Л.И. Брежнева в 1983-1985 годах. Сам товарищ Брежнев там учился ездить на бронированных машинах. В первой роте стояла его кровать, а перед клубом армейцев радовал его бюст.

    Воспоминания о службе только положительные. В армии я встретил новых друзей, она научила меня взаимовыручке, дисциплине, ответственности, уверенности в своих силах. И главное, она учит молодых ребят работать в команде, ведь для многих это первый в жизни большой коллектив.

    Служба запомнилась для меня, человека не одаренного от природы музыкальными способностями, еще и песнями. В нашей роте было много ребят из Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и других республик Советского Союза, которые плохо говорили на русском языке. Старшина роты как узнал, что я знаю тексты военно-патриотических песен и многих других, приказом назначил меня и еще двоих ребят запевалами. Так мы втроем каждый день во время вечерней проверки и в строевых смотрах пели во все горло. Мы запевали куплеты, а остальные солдаты подпевали в припеве.

    Михаил Терютин: Без службы в армии я бы не понял, что можно обойтись и без нее

    Режиссер рекламных видеороликов Михаил Терютин:

    — Я служил в Амурской области, в батальоне особого назначения. В первые же дни понимаешь, что это не самое лучшее место в мире, и здесь надо жить целый год. Истёртые до крови ступни, сильнейшая жажда и голод… Я чуть ли не со слезами на глазах вспоминал то, как на «гражданке» выбрасывал откушенную шаурму. Помню, как по-щенячьи радовался, когда вычёркивал очередной месяц в карманном календарике.

    В армии осознаешь, каково жить в мире, где все решает командование. А если вовремя не решило, то идешь выносить склад или выщипывать траву. Узнаешь, что страна у нас безгранично огромная, и люди, живущие в ней, — это не только русские и якуты, а еще и буряты, тувинцы, татары, чуваши, башкиры, оренбургские казахи, дагестанские аварцы. За всю службу я выучил немыслимое количество матов и фразу «Девушка, познакомимся?» на десятке языках. Я узнал, что такое ИБД (прим.ред. имитация бурной деятельности) — это когда весь ваш взвод начинает имитировать усердный труд при виде офицера.

    Меня иногда раздражает, когда кое-кто во весь голос кричит «Не служил — не мужик!», будто он прошел Вьетнам в 1968-м. Я уверен, что таким людям особо нечем гордиться в жизни, кроме своей службы. Я не говорю о тех, кто осознанно пошел в армию, например, на контрактную службу — то есть о тех, кто действительно будет служить стране.

    Срочник — это не защитник, а просто очередной лишний рот, который надо кормить, одевать и заставлять учить обязанности военнослужащего. И на одного такого страна тратит миллионы за год. И никто не знает зачем.

    При этом, служба в армии — это самое беззаботное время в жизни, ведь тебе не надо беспокоиться о том, что тебе скоро платить за квартиру, коммуналку и покупать еду. Для меня весь сок службы — в армейских шутках, стёбе и дурачествах. Нам есть, что вспомнить. Я не жалею, что служил, ведь без армии я бы не понял, что можно обойтись и без нее.

    Мне не нравятся разговоры о том, что армия учит самостоятельности. Тебя кормят, одевают, кладут спать, лечат, если надо, пускают в увольнительные. Какая это самостоятельность, когда командование уже знает, что тебе делать. Настоящим, достойным мужиком можно стать и без армии.

    Лучшая школа жизни — это уехать жить в большой город. Вот, пожалуйста, самостоятельность, ценность родителей, повышение навыков, знакомство с собой, попытки совершенствоваться. Я сам вот сейчас имею неприятности, но знаю, что это урок. И этот выбор сделал я сам.

    Кирилл Алексеев о прозвище Учитель, фильме «Маленькая Вера» и письме Горбачеву

    Генеральный директор АО РИИХ «Сахамедиа» Кирилл Алексеев:

    — Я служил в последние годы СССР, когда от армии еще не «откашивали». Это были 1987-1989 годы, инженерные войска, военная часть в Краснознаменном Дальневосточном военном округе Хабаровского края. Ощущения, что потратил время зря, нет. Наоборот в существенной степени вспоминаю о службе, как о романтическом времени. Дембельские альбомы, письма, армейские поговорки и песни, крестики на календариках, долгожданный приезд домой…

    Но в то время еще сохранялась жесткая дедовщина. В нашей части было много командиров, поэтому по лицу никто никого не бил. Если видели, что у солдата синяк, то это было ЧП. Поэтому били по ногам. Кожа гнила, «распускались розочки». Следы до сих пор остались.

    У нас в части проводились комсомольские собрания — это было веяние демократии. Мы могли там обсуждать службу, ту же дедовщину. Помню, как мы писали письмо президенту СССР Михаилу Горбачеву на тему сроков воинской службы. Мы обращали внимание на то, что солдаты должны служить 2 года — 24 месяца, 730 дней. Поводом было то, что часть солдат не дослуживали свои сроки в полной мере — их призывали в ноябре, а демобилизовывали в сентябре, например. В свою очередь, были те, кто «переслуживал». Позже мы получили ответ из канцелярии президента СССР.

    Фактически я это письмо сам составлял. До призыва я успел проучиться один курс на филологическом факультете ЯГУ на кафедре русского языка и литературы. У меня даже было прозвище Учитель. Поэтому я там был самым грамотным (смеется). Мне сказали: «Ты пиши, ты же знаешь, где запятые ставить». 

    Кстати, в армии я научился печатать со скоростью около 300 знаков в минуту. Возможно, это и предопределило выбор моей профессии. Я вернулся обратно на филфак, начал писать свои журналистские материалы.

    В стране наступала демократия, и на волне этого выпускали такие фильмы, как «Маленькая Вера». И однажды нам в часть привезли кассету. По вечерам мы ходили, смотрели на эти эротические сцены в исполнении Натальи Негоды, которых никогда ранее не было в советском кино.

    За время службы я подтянул свою физическую форму. В целом, для меня армия была интересным, красивым и романтичным периодом взросления и становления мужского характера.

    Михаил Алексеев: До службы в армии я думал, что мир крутится вокруг меня

    Предприниматель, сооснователь BURUO LOUNGE Михаил Алексеев (InstagramTwitter):

    — С 2008 года я учился на факультете «Энергомашиностроение» МГТУ им. Н.Э. Баумана, но не понимал зачем. Мысли об этом отнимали много сил, это был тяжелый период. После отчисления решил взять паузу и в 2011 году ушел в ВС РФ. Это оказалось сильное решение, которое привело меня в себя и подарило мне очень многое в этой жизни — понимание себя, людей и системы. Мои лидерские качества проявились там в полной мере.

    Я служил в полку противовоздушной обороны в Карелии, на границе с Финляндией. Время подлета — 0. Первым делом я прочитал устав, изучив таким образом правила игры. Это позволило мне общаться с офицерами в правильном ключе, проявлять некую независимость.

    До службы я почему-то думал, что мир крутится вокруг меня, но, оказавшись там, я понял, что мир не перестал вертеться, как и миллионы лет до этого. Таких забавных открытий было много. Я начал понимать, кому по-настоящему дорог и что реально важно для меня. Для меня армия была чисто внутренней, духовной вещью, а все вокруг было лишь декорацией. При этом я внимательно смотрел по сторонам. «Всегда будь готов» — одно из моих кредо с тех пор. В замкнутых мужских коллективах накапливается много энергии, и порой она находит выход в стычках и агрессии. Это нормально.

    В первом полугодии была лютая дедовщина, во втором — максимальное следование уставу. Со сменой комбата поменялось все. Страха у меня не было, был интерес и осознание того, что разного рода опасности реальны.

    Я здорово справлялся со своими боевыми обязанностями и моя команда не подводила руководящий состав во время проверок. Вследствие этого у меня были определенные льготы и свободы. После службы мне предложили продолжить военную карьеру в Академии РВСН. Предложение было соблазнительным, но я отказался. Больше всего меня напрягало мое «тупое счастье» — в твоей жизни все решено, ни о чем не надо думать, все вопросы уже решены, просто живи как машина. Это очень простая форма счастья.

    В целом, у меня есть вопросы к тому, как работает армия. Я понимаю, что это огромная махина с большой силой инерции. Но уже тогда я наблюдал положительную динамику. Например, в начале службы в столовке работали солдаты, в конце — тетеньки. Они подарили мне торт на дембель. Это было мило.

    Эрхан: Мы обращались к родственникам, чтобы вернуться с воинской службы

    Певец якутской эстрады Эрхан:

    — В 1989-м в селе Чочу Вилюйского улуса я закончил школу. После этого я остался работать в совхозе. В мае 1990 года получил повестку и поехал служить в Туркмению в военно-воздушных силах. Был командиром роты в звании сержанта.

    Во время моей службы развалился Советский Союз. Поэтому возникли проблемы при демобилизации. Мы с сослуживцами возвращались своим ходом, обращались к родителям и родственникам, чтобы оплатить проезд на поезд и самолет до Якутска. Столкнулись со многими сложностями, но общими силами вернулись в республику.

    Я думаю, что молодым людям обязательно нужно отслужить, чтобы выполнить свой гражданский долг, пройти школу жизни. Те, кто отслужили, — настоящие мужчины.