Судмедэксперт, коневод, сварщик и кочегар: Якутские женщины о работе в мужских профессиях

    6309

    Сегодня во всем мире отмечают Международный женский день. Накануне 8 марта якутянки рассказали о своих необычных профессиях. Сталкиваются ли они с непониманием в обществе, каково самое распространенное заблуждение об их профессии, комфортно ли себя чувствуют среди мужчин — в спецпроекте «За работу»


    Выйдя из горящей избы, остановив коня на скаку…

    Ирина Винокурова, работала коневодом более 20 лет (село Ючюгей, Оймяконский район):

    Коневодом работала 27 лет. Вышла замуж за коневода и уехала со своим избранником в тайгу. Если честно, не было страшно, я же с детства росла в таких суровых условиях.

    Профессия коневода — на любителя, но мне подходит по характеру. Жизнь в тайге требует стойкости и бесстрашия. Для меня как для женщины никаких поблажек нет.

    Все удивляются, что я работаю коневодом, некоторые не верят, а когда видят в деле, то удивляются.

    В 1992 году вынесла четырех детей из горящего дома. Случай произошел на базе — женщины остались одни и развели дымокур. Когда начался пожар, я забежала, через окно вытащила детей.

    Любовь к профессии помогает преодолевать стресс

    Екатерина Колбина, начальник Бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава республики (Якутск):

    — Еще с советских времен существует распространенное заблуждение о том, что судмедэксперт стоит в морге, закусывая пирожком и запивая водкой. Да, мы занимаемся и вскрытием трупов, и экспертными исследованиями в случае убийств, несчастных случаев и суицидов, мы выезжаем в командировки, работаем в опасных и трудных условиях, круглосуточно содействуем правоохранительным органам в случае расследования преступлений. Но не только этим мы занимаемся — от результатов наших химико-токсикологических экспертиз зависят жизни многих людей при отравлениях, мы участвуем в ликвидации ЧС, в том числе с массовой гибелью людей, проводим экспертизы по материалам дела и многое другое. 

    Эмоциональное напряжение вызывают выезды, связанные со смертью несовершеннолетних, маленьких детей, преступлениях на половой почве. Исследуя каждый случай, ты пропускаешь его через себя и не можешь оставаться равнодушным.

    Любовь к профессии помогает преодолевать стресс. Для врачей благодарностью за труд служит то, что они продлевают людям жизнь. Для нас стимулом является изобличение преступника. Когда преступление раскрывают, мы понимаем, что не зря занимаемся своим делом.

    Текучки кадров у нас практически нет, отчасти из-за того, что эксперту трудно менять квалификацию на терапевта или кардиолога, а самое главное — в нашей профессии могут работать только преданные службе, случайные люди у нас не выдержат. Почти 80% сотрудников бюро судмедэкспертизы – женщины, хотя традиционно судмедэкспертами работают мужчины. Конечно, хотелось бы, чтобы таким тяжелым трудом занимались представители сильного пола, но женщины ни в чем не уступают.

    Судмедэксперт, через руки которого проходят несчастные судьбы и разбитые жизни, как никто другой ценит жизнь, людей и понимает, что каждой минутой надо дорожить.

     «Я бы не променяла природу на жизнь в большом городе»

    Виктория Лебедева, чумработница (село Тополиное, Томпонский район):

    — В молодости я работала в совхозе «Томпонский». Он был известен не только в Якутии, но и по всей России. Поголовье оленей в 80-е годы достигало 22 тысяч. Когда дети повзрослели, решила заняться учебой, окончила «юридический», затем работала в отделе кадров. К этому времени совхоз уже реорганизовали в общину. Позже меня взяли главным специалистом в наслежную администрацию, где я проработала 10 лет. В 2006 году я закончила ДВАГС. Когда вышла на пенсию в 2013 году, мы с семьей создали кочевую родовую общину имени М.С. Лебедева.

    В районе насчитывается около 40 чумработниц. Мужчины помогают, жалеют, берегут. Когда с людьми общаюсь, некоторые говорят: «А что мне мерзнуть там, зарплата же мизерная».

    Оленеводство больше, конечно, подходит для мужчин, но без женщин никак. Как в палатку холодную возвращаться? Работа нравится. Люблю природу, готовку и шитье. Я бы не променяла все это на жизнь в большом городе. Когда находишься в лесу, испытываешь умиротворение, ощущаешь гармонию, никто тебя не беспокоит.

    Ни разу не пожалела о том, что работаю в котельной

    Светлана Смильская, оператор газовой котельной «Аэропорт» филиала «Коммункомплектация» ГУП «ЖКХ РС (Я)»:

    — Приехала в республику из Украины более двадцати лет назад. Со своим будущим мужем-якутянином познакомилась во время учебы в Киеве.

    Приехав в Якутск, по специальности устроиться не удалось, поэтому обучилась на оператора газовой котельной. Работаю в котельной уже семнадцать лет и ни разу не пожалела о своем выборе.

    «Буду кочегарить, пока не выгонят!«

    Светлана Сайфуллина, кочегар:

    В Таттинском филиале ГУП «ЖКХ РС (Я)» среди 188 машинистов котельной на твердом топливе, по-простому кочегаров, есть единственная женщина.

    Она пришла в эту мужскую профессию 35 лет назад и по сей день бодро справляется со своими обязанностями.

    — Буду кочегарить, пока не выгонят! – смеется ветеран ЖКХ.

    Еще одна ее страсть – рыбалка: «С мужем частенько выезжаю половить окуней, щук, сорожек на реку Амгу. А осенью меня невозможно загнать домой из леса, пока не соберу полные ведра ягод и грибов.»

    — Меня часто спрашивают, а не сложно ли женщине столько лет кочегарить? Да, это нелегкая профессия, но человек привыкает ко всему, а трудности делают его только сильней. Помню, в первое время от усталости, от своей женской природной слабости хотелось плакать, хотя я с малых лет привыкла к труду. В минус пятьдесят стоишь с лопатой, а перед тобой — тонны угля, которые нужно за смену сперва загрузить в вагонетку, а затем – в топку. Со временем все твои действия доводятся до автоматизма.

    «Сварка – очень интересный процесс»

    Изабелла Слепцова, сварщик:

    Сварка – очень интересный процесс, это тонкая и почти ювелирная работа. Конечно, бывает тяжело, когда по несколько часов непрерывно сидишь со сварочным электродом в руках, когда в глазах уже рябит от искр, а тебе нужно закончить срочную работу.

    Это тебе не офис. В зимние холода, когда работаешь на улице, мерзнешь, а в летний зной с ног до головы покрываешься потом. А сколько тяжестей я поднимала, сколько чугунных труб прошли через мои руки! Но я никогда не жаловалась и даже не думала менять работу.