Уже в это воскресенье известный модельер Августина Филиппова отметит 25-летней юбилей своей творческой деятельности. В беседе с ЯСИА она рассказала о  своём детстве, первых творениях, главной мечте, а также поделилась мыслями о будущем якутской моды.


Влияние детства

— С детства и до сих пор я очень часто слышу в свой адрес просьбу спуститься с небес на землю. Меня всегда ругали за то, что я была мечтательной и любопытной. Особенно доставалось от бабушки. В школу мне ходить не нравилось, думала — зачем мне всё это? Поэтому не старалась. Сидела и витала в облаках. Учёбу закончила с горем пополам со средним результатом.

Честно, я обижалась на бабушку и в душе до зрелости носила обиду и грусть. Потом со временем поняла, что она меня, как сталь, ковала. После такой закалки характера все ошибки прибавляют мне только мудрости.

Человек, будучи ребёнком, любопытен. Если чувство удивления, интереса и желания новых знаний внутри тебя сильно, ты любишь своё призвание и духовно растёшь, то тогда ты становишься творцом 

Дитя природы

— С тех пор, как я родилась, тепло земли и травы, падение снега, холод льда – всё это я воспринимала близко к сердцу. Природу я представляла, как иччи – духа. Когда я грустила, бежала к речке и плакалась ей. И казалось мне, что она меня слышит и, представая в образе пожилой женщины, говорит: «Не плачь, деточка». Так все мои мечты и придуманные образы, которые я долгое время пестовала в себе, сегодня стали живыми образами природы.

Мифы и легенды, откуда я черпаю идеи, тоже являются продуктом природы. В детстве я, наверное, прочитала в библиотеке все истории мира. Моя самая любимая из них – великое произведение олонхо «Ньургун Боотур». На мой взгляд, оно посвящено человеческой жизни. Например, борьбе тьмы и света. Добро и зло, как братья или сёстры, всегда вместе живут внутри каждого человека. Зло может послужить во благо или навредить, а добро также может всё испортить или, наоборот, исправить. С этим каждый из нас борется в образе Ньургуна Ботура.

Мечта стать художником

— Ремесло своё я выбрала ещё в детстве – мечтала стать художником. Сейчас из-за нехватки времени не могу вернуться к своей изначальной профессии. Картины рисую, но они всегда недоделанные. Мало кто знает, но я закончила художественное училище с отличием. К сожалению, никогда по своей профессии не работала. Всегда вставали передо мной какие-то препятствия. Мне кажется, это что-то свыше говорит, чтобы я не шла против своей природы. Наверно, мне была уготована судьба создавать одежду и одеть свой народ.  Для меня не исполнить эту миссию – сродни греху. Поэтому во что бы то ни стало я должна завершить начатое.

Моя мечта – увидеть природу каждого человека. Я ведь была портретисткой. Когда рисую людей, всегда думаю, какова у него природа, чей природный образ он в себе несёт? Поэтому я очень хочу заняться созданием портретов

Повседневная одежда

— В жизни я ношу то, что носят все. Если ты одета во что-то броское, то, на мой взгляд, это не есть хорошо. Поэтому люблю одеваться в демократичном стиле. Но выбор одежды, конечно, зависит от того, куда я иду. Например, могу немного нарядиться, когда собираюсь в театр.

Когда вижу людей с якутским колоритом в одежде – душа радуется. Особенно тогда, когда они её сами создают. Так они формируют свой имидж. Благодаря этому развивается якутская мода.

Отношение к плагиату

— Брать чужие элементы – для меня это сродни греху. Потому что всё потом выходит, как копия. Создавать что-то своё более интересно. Твой почерк не должен быть похожим на почерк другого. У каждого дизайнера свой стиль.

Бывает так, что иностранные дизайнеры используют в своих коллекциях какие-то элементы якутских нарядов. В таком случае мы не можем злиться на плагиат. Это наш вклад в мировую моду. Мы так показываем, что есть якутская культура. Не можем же мы её вечно прятать.

Как создаются костюмы

— У нас есть привычка всё в спешке делать в последний момент. Это, конечно, приносит массу неудобств и не даёт создать то, что хочется.

У нас здесь не как в центральной России – тканей хороших довольно мало. Несколько лет копишь материалы и только потом начинаешь шить. Или делаешь какую-то часть, а потом она лежит, пока всё недостающее не найдешь

Я не хочу хвастаться каждым своим произведением с восклицанием «Готово!». Потому что всё равно не выйдет так, как ты хочешь. Бывают разные причины и проблемы. Например, долго не находишь подходящий материал. Я ведь хочу создать так, как я вижу. Но всё равно всё меняется.

Костюм для Натальи Строевой шили в безумной спешке! Чтобы нарядить нашу красавицу поскорее, мы полтора месяца работали без остановки. Благо нас было много. В этом костюме не было центрального образа. Была задача сшить наряд, про который можно было бы сказать, что он создан самой зимой. Поэтому костюм был назван «Кыыдааной» (прим. автора – с якутского «Метель») — он выполнен в зимних холодных цветах, а бусы на нём — как рассыпанные на ветру.

Хаарчаана – первый костюм

— Когда была маленькая, мне брат сшил костюм Арлекина, и я на Новый год получила кучу призов. Когда он ушёл в армию, а я к тому времени уже училась в первом классе, мне никто ничего не сшил. Учительница нам сказала, что без карнавального костюма на праздник приходить нельзя и подарок не дадут. А тогда у меня была мечта – угостить своих сестёр и братьев новогодними конфетами. Поэтому я решила сама сшить костюм якутской снегурочки – Хаарчааны. После уроков в школе я в спешке, в минус 50 градусов, искала в амбаре ткань. Чуть не отморозила себе руки. Белого материала вовсе не было, всё было старое и пожелтевшее. Нашла там старую белую мамину кофту. Замерзшими руками дома всё вырезала и сшила вручную. Потом захотела использовать вату для имитации снега — пришлось опять идти в кладовку, где я нашла старое одеяло, из которого вытащила грязную вату. Из школы притащила сломанную новогоднюю ёлочную игрушку, разбила её на мелкие кусочки и приклеила на ткань, чтобы блестело. Вырезала корону, налепила на неё с помощью клея вату. Всё это оставила сушиться у печки.

Вечером в четыре утренник начался. Но мой наряд не был до конца высушен. Тем не менее, пришла в школу, а там невероятной красоты костюмы — снежинки, бабочки. Увидев нарядных детей, я совсем расстроилась. Подумала, что выгляжу хуже всех. Поэтому одевалась за партой, чтобы никто не увидел. А учительница (тогда они были очень строгие), увидев меня, вытащила меня за шкирку и толкнула в сторону мальчишек со словами «Смотрите, что Кононова вытворяет». Мальчики разбежались, крича «Баба-Яга!». Всё моё платье рвалось, блёстки сыпались, вата отклеивалась. Поэтому хоровод вокруг ёлки для меня был сродни публичной казни… Тогда на ёлках висели огромные зеркальные шары, и я видела, как рассыпается мой наряд… И я думала, что действительно похожа на Бабу-Ягу.

Подарок я должна была получить, несмотря ни на что. Сижу терплю на скамейке в углу, стараюсь держать слёзы в себе. И как назло, меня вызвали самой последней. Наконец, вручили подарок, я разорвала одежду, оделась и убежала домой. Как же я была рада угостить всех своих родных конфетами и пряниками. Таким был мой самый первый костюм.

Споры с противниками меха

— Защитники природы и противники меха мне не раз писали. Однако пока не сталкивалась с экологической организацией Гринпис. Но я осторожна в этом плане. Если я приеду в зарубежную страну, где не понимают нашу культуру, то они могут сделать с меховым костюмом всё, что угодно. Поэтому иногда использую искусственный мех. Но тогда наряд кажется тусклым. Наш натуральный мех — богатый и красивый.   

Во благо молодёжи

Практически все молодые дизайнеры устремились в европеизацию. Но если бы они принимали свою культуру, то у них появились бы все шансы выйти на мировой подиум. Если мы не будем развивать якутский национальный колорит, то мы ничего интересного в мировую культуру не привнесём. Должна быть новизна.

Многие дети вырастают на общих культурных канонах, не зная своей национальной культуры, учатся только базовым вещам и потому создают одежду без глубины, без истории. Они просто работают во благо развития экономики. Но если мы будем создавать одежду только ради денег, то национальная культура может исчезнуть. Поэтому ребёнка надо учить с самого детства якутской культуре. И если он пронесёт в своей душе любовь к родине и природе, то он станет сильным дизайнером.

Мечтаю, чтобы у нас в республике открылся Центр одежды народов Якутии, в котором будут творить все нации, которые живут здесь. Это необходимо, чтобы мы жили в мире и уважали традиции народов. Также для развития якутской моды нужно открывать Дома моды и салоны, чтобы молодые и талантливые дизайнеры не ходили без работы. Нужно создать такие условия, которые бы дали им возможность самовыражаться. Только так у нас появится шанс выйти на мировой рынок.

Я хочу стараться быть рядом с нашей талантливой молодежью, давать им знания, советы. Открыв путь для них, я вернусь к своей профессии художника

Тяжелые 90-е годы

— На моду мы долгие годы не обращали внимания. Создавали только костюмы для спектаклей. В 1993 году мне впервые удалось поучаствовать в конкурсе моды «Дьэргэлгэн». Тогда ещё работали Андрей Колесов, Лена Голубь, Полина Ноева. Конкурс вызвал ажиотаж среди якутян, никто ещё ранее не видел такого. Затем появились другие конкурсы, например, в 1995 году «Саhар5а». Также по инициативе Татьяны Гоголевой мы ездили к российскому модельеру Владиславу Зайцеву.

Однажды в 90-ых годах я приехала в родной Горный улус из Амги, где к тому времени сшила костюмы для всех музыкальных спектаклей. В Бердигестяхе ко мне обратилась известная артистка Федора Гоголева и заказала наряд для круиза хомусистов по всему миру. Но в эти годы на прилавке не было никакой ткани. Что делать? Образ уже стоял у меня перед глазами – серебряный, как хомус, наряд. Нашли черную сетку, сняли с окон старые серые шторы, которые поблекли в некоторых местах. Черной сеткой накрыла ткань – и получился совсем другой цвет. Тогда еще продавали бумажную парчу из Индии, из которой мы сделали орнаменты. Костюм, который мы сшили, понравился хомусистке. Значит, с работой мы справились. Моя задача была улучшить её образ, чтобы, выйдя на сцену, она стала «хотун» (прим. автора – с якутского «госпожа»), и донесла бы до зрителей всё богатство якутской музыки и культуры. Так и вышло! В круизе из-за костюма иностранцы нарекли её «Серебряная госпожа».

В создании самых первых моделей мне помогал Сахабулт во главе с Никифором Петровым, снабжавший меня мехом и шерстью. В 90-ых ведь не было даже искусственного меха! Директор художественного училища Кирилл Гаврильев тогда специально для меня открыл курсы модельеров. Так я три года обучала студентов. Эти ребята выросли востребованными профессионалами, стали известными модельерами и работают в разных городах России.

Я очень горжусь своими учениками. Они внесли огромный вклад в якутскую моду. Всем моим соратникам и помощникам – большое спасибо!

Отношение к критике

— После того, как я начала воплощать свои образы, мне приходилось часто отвечать на вопросы, зачем я создаю вещи, которые в простой жизни человек не может носить. Поначалу я воспринимала эту критику тяжело. Мне даже звонили и ругались: «Не строй из себя тут звезду!». Я плакалась Зинаиде Ивановой-Унаровой и в слезах обещала, что уйду из моды, что это не для меня. На что она мне сказала: «Августина, для тебя сейчас все дороги открыты! Сколько ещё зависти и ругани будет в твой адрес? Не обращай на это внимание и иди вперед!». Только после этих слов я навсегда осталась в моделировании.

Планы на будущее

— Сейчас я работаю в СВФУ. Для нас там созданы все условия. Мастерская работает для того, чтобы молодёжь училась создавать что-то новое. Некоторые ребята из районов учатся у меня по нескольку лет, чтобы потом открыть своё дело. Поэтому хочу выразить благодарность ректору Евгении Михайловой и СВФУ.

Якутский колледж технологии и дизайна каждый год отправляет мне на практику студентов, за что я им также благодарна. Они так радуются, что у них появились новые знания после занятий со мной. Эти ребята помогают мне подготовиться к юбилейному вечеру вместе с моими учениками из СВФУ. Они очень талантливые мастера.

Сейчас я работаю над коллекцией по произведениям Александра Пушкина. Довольно давно начала, с 2008 года, но из-за нехватки материалов и средств всё затянулось. Сейчас близка к завершению образа Царевны Лебедь. Очень глубокий образ. Когда вся коллекция будет готова, хочу её показать по всей России.

Рождение легенды

— Человека определяет народ. Я себе не хозяйка. Называют меня звездой, легендой… Но, в конце концов, кто чего стоит — решит только народ. У меня даже язык не поворачивается сказать, что у меня — природный дар, что я легендарная или великая. Я просто знаю, что у меня долг перед народом. Если их аплодисменты — громкие, то, значит, я должна продолжать работу и творить во благо развития нашей культуры.