Аскар Айтматов: Я в Якутии не случайно

    0
    35

    Сын Чингиза Айтматова, экс-министр иностранных дел Киргизии в эксклюзивном интервью рассказал о том, что для него значит поездка в республику, насколько популярны книги его отца сегодня, о судьбе загадочной неизданной рукописи «Земля и флейта» и многом другом. Материал был опубликован в газете «Якутия» 29 июня.


    Максим Аммосов — общее наследие

    — Вы прибыли в Якутию в рамках Дней киргизской культуры. Как вы оцените значимость этого события?

    — Его невозможно переоценить, ведь речь идет о том, что сегодня два исторически и культурно близких тюркских народа встречаются на якутской земле. Это знак того, что мы помним наше общее наследие —
    Максима Кировича Аммосова, 120-летию со дня рождения которого и посвящены эти мероприятия.

    Мы проявляем интерес к Якутии, хотим установить более тесные связи. Именно для этого мы и представляем жителям республики нашу культуру,
    творческий потенциал. Это заложит основы дальнейшего продвижения. Надеюсь, что наши два народа будут лучше понимать друг друга и более тесно общаться.

    — Насколько весом вклад якутской стороны в организацию этих мероприятий?

    — Он огромен. Я бы хотел подчеркнуть очень важную роль председателя вашего парламента Александра Жиркова в этом деле, во многом это его инициатива и заслуга. Благодаря ему были переведены на якутский язык наш эпос «Манас», тексты Айтматова и других киргизских писателей. Наша общественность тоже предпринимает шаги для того, чтобы курс на культурную близость наполнялся содержанием.

    Литературное бессмертие

    — В прошлый раз делегация Кыргызстана посещала республику полвека назад. Чувствуете некую преемственность?

    — Да, это чувствуется, хоть сегодня мы и живем в совершенно других исторических условиях. Тогда мы все были в составе Советского Союза, а сегодня Кыргызстан, как независимое государство, возобновляет эти контакты.

    Преемственность проявляется в том, что наша страна узнаваема, якуты знают, кто такой Чингиз Айтматов, многое делается, чтобы ваша молодежь читала его и узнавала, кто такие киргизы, чем они живут. Хочу поблагодарить всех читателей творчества Айтматова за то, что они помнят, любят, читают, знают его имя.

    — Как вы считаете, его произведения сегодня актуальны?

    — Конечно, они давно стали классикой мировой литературы. Думаю, секрет успеха его текстов заключается в их универсальности. Характеры и образы, которые он создавал, легко можно спроецировать на любую точку земного шара. Это могло произойти в Киргизии, Якутии, Москве, на Западе, Востоке — где угодно. Секрет его литературного бессмертия именно в этом.

    Место встречи — Ыссык-Куль

    — Вы являетесь президентом Ыссык-Кульского форума имени Чингиза Айтматова. Расскажите, в каком состоянии он сейчас?

    — В следующем году мы планируем провести его в третий раз, приурочив к 90-летию со дня рождения отца. К сожалению, и наша, и мировая общественность не должным образом информированы о том, какую роль сыграл в свое время форум в жизни Советского Союза.

    Напомню, впервые он прошел в 1986 году, на заре перестройки. Тогда по приглашению Айтматова на Ыссык-Куль приехали многие интеллектуалы из различных стран Востока и Запада, люди с мировыми именами — Питер Устинов, Джеймс Болдуин, Эрвин Тоффлер и другие.

    Еще продолжалась холодная война, но именно здесь впервые прозвучали слова о том, что пришло время переходить от идеологического противостояния к поиску путей сотрудничества на основе общечеловеческих ценностей ради выживания человечества.

    Идея форума полностью была поддержана руководством Советского Союза и стала важным аргументом в пользу перестройки. Форум, не побоюсь сказать, сыграл важную роль в трансформации Советского Союза в сторону большей открытости, отхода от тоталитаризма к демократическим ценностям.

    Второй форум состоялся уже в независимом Кыргызстане в 1998 году. Речь на нем шла о том, как должны развиваться в рамках новой политической парадигмы государства Центральной Азии.

    — Какие темы могут стать основой для дискуссии на третьем таком форуме?

    — Думаю, следует обсудить причины и возможные последствия тех тенденций мировой политики, которые сейчас происходят. Речь идет о том, что ислам воспринимается как воинственная религия, на Западе растут антиисламские настроения. Есть все признаки того, что мы входим в этап возобновления холодной войны.

    Мы также весьма обеспокоены будущим Центральной Азии на фоне новых угроз безопасности и стабильности региона. Это все требует своего осмысления и попыток дать какие-то новые идеи и предложения для того, чтобы постараться понять пути решения проблем.

    Сейчас, к сожалению, мир вступил в такую стадию, когда, как и в 1986 году, очень актуально стоит вопрос налаживания диалога между идеологическими оппонентами. Форум поможет встретиться и вступить в диалог представителям Востока и Запада, Севера и Юга. Во всяком случае, это будет попытка внести свой вклад в решение глобальных проблем.

    Семейные проекты

    — С именем вашей семьи связаны названия двух проектов — «Чингиз Ордо» и «Айтматов Сити». При этом не очень понятно, что это. Расскажите подробнее.

    — «Чингиз Ордо» — это проект мемориально-культурного комплекса на малой родине писателя, в селе Шекер. Инициаторами этого проекта были сами
    жители села, которые обратились ко мне с предложением об увековечивании памяти их земляка. Для этого они создали общественное объединение «Чингиз Ордо», подготовили проект комплекса.

    В настоящее время я помогаю им в решении вопросов, связанных с выделением земли, переработкой проекта, поиском спонсоров. Надеюсь, к юбилею Айтматова уже что-то будет сделано. Во всяком случае, работа начнется.

    В рамках проекта «Айтматов Сити» мы планировали построить в Бишкеке жилой комплекс, в котором люди могли бы приобретать жилье по доступным ценам. К сожалению, в какой-то момент наши переговоры с партнерами зашли в тупик. Но думаю, рано или поздно мы возобновим работу и все же реализуем эту идею.

    Катарсис от «Желанного берега»

    — Для многих жителей республики имя Чингиза Айтматова ассоциируется в первую очередь со спектаклем Андрея Борисова «Желанный голубой берег мой» по книге «Пегий пес, бегущий краем моря». Чем для вас является эта постановка?

    — Я смотрел эту постановку не менее трех раз и очень высоко ее оцениваю. Каждый мой просмотр вызывает катарсис, я как бы по-новому читаю и знакомлюсь с этим важным произведением моего отца, познаю какие-то новые грани, которых я раньше не знал. Думаю, этот спектакль уже занял свое должное место в истории мирового театрального искусства. И, конечно же, он является показателем высокого уровня развития театрального искусства Якутии.

    — В семейных разговорах, в повседневной жизни тема нашего северного края у вашего отца как-то проявлялась? Может быть, он что-то говорил про наш регион?

    — Он прекрасно знал, что его любят и читают в Якутии. Здесь у него было много друзей из числа писателей, деятелей культуры. Он хотел съездить в Якутию, на Чукотку. Часто говорил, что интересуется, как живут малые народы. Это было в момент, когда он вынашивал идею написания книги «Пегий пес, бегущий краем моря». С этой точки зрения можно сказать, что Якутия была у него в сердце.

    Когда мы сюда летели, у нас с членами нашей делегации состоялся интересный разговор. У меня спрашивают — был ли Чингиз Айтматов в Якутии? Я ответил, что, насколько мне известно, нет. И тут все задались вопросом — как же в таком случае он смог написать «Пегого пса, бегущего краем моря» и так точно отобразить характеры и образы людей Севера?

    Наверное, он все-таки был, только мне почему-то не сказал. В любом случае, был он или не был, я этот пробел должен был восполнить. Ничего просто так не случается в этом мире. Не случайно я в составе этой делегации. Поэтому я в Якутии.

    Книга не умрет

    — В 2012 году была найдена неизданная рукопись вашего отца «Земля и флейта», однако она до сих пор не опубликована. Это еще планируется?

    — В настоящее время этим вопросом, насколько я знаю, занимается одно московское издательство, которому помогает мой младший брат, отвечающий за литературное достояние Айтматова. Надеюсь, что когда-то она будет опубликовано.

    — У современного человека все меньше времени на чтение больших литературных форм. Как чувствуют себя произведения Чингиза Айтматова в таких условиях?

    — Насчет Якутии я могу оперировать лишь своими ощущениями, которые говорят мне, что здесь его продолжают любить и читать. То, что вашей творческой общественностью предпринимаются шаги по переизданию и переводу текстов Айтматова на якутский язык, я думаю, является отображением того, что его знают, помнят, читают. Еще раз хочу поблагодарить якутских читателей за это.

    В Кыргызстане же имя Чингиза Айтматова давно стало культовым. Все или читали, или говорят, что читали его произведения. Но общий фон вы правильно охарактеризовали — читают все меньше. Идет борьба не на жизнь, а на смерть литературы с Интернетом, другими масс-медиа.

    Многие предрекают неминуемую гибель литературы в том виде, в котором мы ее знаем. Но, я думаю, книга и литература в любом случае будут иметь своих последователей. Не стоит предрекать скорую гибель книге, поскольку она заняла в человеческой цивилизации определенное место, и пока существует человек думающий, он будет читать.

    В постсоветском пространстве этот кризис имеет драматические формы и масштаб. В других частях света, на Западе, тоже есть аналогичная тенденция, но не так явно выражена. Там все-таки продолжают читать. Есть прослойка общества, для которой духовная пища так же необходима, как и обычная. Истинная литература будет существовать наряду с Интернетом.

    — Напоследок глобальный вопрос — можно ли сказать, что Киргизия и Якутия являются частью одного мира?

    — Да, конечно. Этот мир обширен, многообразен, туда входит много стран и народностей, которые различаются и в плане культурном, и в плане социально-экономического уровня развития. Нас объединяет и должен объединять тюркский дух — единый культурный код. Когда я сюда приехал, пообщался с людьми, я это почувствовал. Мы намного ближе, чем кажется. Это создает хорошие условия, чтобы ощущать себя частью этого мира.