Алексей Бабушкин: В шахте надо быть готовым к любым ситуациям

Алексей Бабушкин с детства мечтал стать бурильщиком. Такая не совсем обычная мечта у него возникла неспроста. В Мирном, где он родился и вырос, бурильщики всегда были в почете. Их ежедневный тяжкий труд вызывал восхищение у юного Алеши. Но мечта его исполнилась наполовину.


Когда сбываются мечты

После окончания школы Алексей уехал служить в Бурятию. Затем военная служба занесла его на несколько месяцев в Чечню, где шли боевые действия. После окончания службы вернулся на родину и устроился на работу стропальщиком в Мирнинскую геологоразведку.

Смышленого и работящего парня заметили и отправили на обучение в учебно-курсовой комбинат, по окончании которого он получил «корочку» машиниста буровой установки. Тут-то и сбылась мечта Алексея, тогда ему было не важно, что работать придется под землей.

«Название профессии происходит от названия нашего основного рабочего инструмента — бура, или промышленного сверла. Бурильщик — специалист, отвечающий за процесс углубления скважин при разработке месторождений полезных ископаемых, за обслуживание и эксплуатацию уже готовых скважин. Это профессия, находящаяся на стыке геологии и инженерного мастерства. В первую очередь, это тяжелый физический труд. Мы работали посменно, смена длилась восемь часов. Самое главное — обеспечение безопасности своей и коллег по разработке. Ведь под землей может случиться всякое, надо быть готовым к любым ситуациям. Я проработал в шахте пять лет, за это время научился безоговорочно доверять коллегам, стал внимательнее, ну и солнышко полюбил, без него все-таки как-то грустно. Так что мечта детства, можно сказать, сбылась, правда, наполовину, все-таки работать бурильщиком на земле хотел», — смеется Алексей.

Он бы и дальше спускался в шахту, но начались проблемы со зрением, несколько раз был на обследовании в глазной клинике Новосибирска, перенес операцию. Врачи запретили заниматься любимым делом, видя причину заболевания именно в условиях труда. Поэтому Алексей вернулся к тому, с чего начинал — вновь стал работать стропальщиком.

Дома — лучше

Как-то отдыхая в санатории в Краснодарском крае, Алексей познакомился с местной красавицей Оксаной. Так она ему приглянулась, что, уехав домой, он еще очень долго ее вспоминал. Благо, додумался взять у нее номер телефона, поэтому в течение двух лет они переписывались в социальном мессенджере. Да так полюбились друг другу через виртуальное общение, что Алексей решил съездить к ней.

Возвращались в Мирный уже вдвоем. Оксана, бойкая общительная жительница юга России, не испугалась ехать в незнакомый суровый северный край. Да и за любимым можно поехать куда угодно. А в Якутии их встретила серая осень промышленного города. И если первые впечатления были, мягко говоря, не очень, то сейчас она может с уверенностью сказать, что здесь обрела вторую родину.

А как иначе, ведь нельзя не полюбить город, где родились двое прекрасных детей, старшему сейчас шесть лет, младшенькой — три. Но тоска по отчему дому брала вверх. Поэтому Бабушкины засобирались в Краснодарский край.

«Мы там прожили всего ничего. Первым делом поехали, так сказать, на разведку. Но с работой там оказалось туговато, да и жена как-то заскучала, так что решили вернуться в Мирный, — рассказывает Алексей. — Оксана устроилась продавцом, я же сейчас работаю в Доме культуры «Алмаз» работником по комплексному обслуживанию. Летом будет год, как я здесь. Работы очень много, в нашем культурно-спортивном комплексе проходит очень много мероприятий, соревнований. Отрадно, что город живет не только работой в промышленности, но и активно отдыхает, делает свою жизнь интересной и насыщенной. Ну, а работники «Алмаза» все время в поиске новых интересных форматов проведения мероприятий. Коллектив у нас дружный».

Все идет своим чередом у дружной семьи Бабушкиных, но глава тихо лелеет мечту вновь вернуться к своей буровой установке. Но позволит ли зрение, пока непонятно.

Источник: газета «Якутия»