В интервью ЯСИА министр по развитию Арктики и делам народов Севера Александр Саввинов поделился мнением о прошедших выборах мэра Якутска, а также рассказал, какие первостепенные задачи намерен решить на новом посту.


— На мэрских выборах все были уверены в том, что Вы — будущий мэр. Как Вы восприняли поражение? Жалеете, что проиграли?

— Воспринял философски — у меня воспитание такое. Я прошёл достаточный жизненный путь, было даже, что полтора года ходил безработным. Конечно, сожаление было, особенно, когда думал о том, сколько всего можно было сделать, перестроить. В ходе избирательной кампании я много встречался с людьми, разговаривал. Но выборы есть выборы, всегда есть тот, кто проигрывает. Так что тем, кто писал в своё время: «поражение надломило его», «он, наверное, в стрессе» , я говорю: «не дождетесь, товарищи!»

— Вы сказали, что переживали за свою семью больше, чем за себя. Как отнеслись к этому близкие?    

— Скажу честно, они с самого начала не хотели, чтобы я шёл в мэры. Родные очень болезненно воспринимали всё это. Вы же знаете, в социальных сетях меня смешали с грязью. Писали, например, что я сыну землю оформил, но забыли написать, что это был «дальневосточный гектар». Да много всего. Конечно, это отразилось на моей семье, и это для меня больнее всего. Было сожаление, что можно манипулировать сознанием такого большого количества людей. Многие знакомые переживали… Люди же знают, что я в жизни никому худого не сделал и вдруг — такое. Но пусть это останется на совести тех, кто это делал.  Я считаю, что мы вели себя достойно: чисто и открыто.

 

 

— Вы пробыли в кресле спикера Гордумы более 15 лет. Что бы Вы назвали своим главным достижением на этом посту?

— На самом деле достижений много. На моей памяти много мэров и противостояний было. В таких обстоятельствах представительный орган должен был достойно выполнять возложенную на него задачу. С 2003 года мы в кратчайшие сроки создали очень прочную нормативную базу, в первую очередь, для реализации местного самоуправления. При этом мы не ограничились городом Якутском и создали Ассоциацию представительных органов республики, подняли их на определённый уровень. Тогда было больше вопросов, чем ответов: что такое местное самоуправление, как с ним работать. Но мы эту работу выстроили. В итоге именно Городской думе доверили заниматься местным самоуправлением Дальневосточного федерального округа — это о многом говорит. Я, не надувая щек, могу сказать, мы сумели объединить всех муниципалов, многие инициативы исходили от нас. Другое дело, что мы не кричали об этом на всех углах и флагами не махали.

При этом подчеркну, что несмотря на множество противостояний, Гордуме удалось не превратиться в машину для голосования по указке глав. Мы добивались того, чтобы предложения наших депутатов были реализованы. Садики, школы, дороги, та же первая в России муниципальная ипотека — это были наши инициативы. Во многом благодаря нашей работе своё предназначение поняли представительные органы в других районах Якутии.

— Сейчас у Вас поле деятельности шире. Не пугает, что Вы фактически не имеете опыта работы на уровне республики?

— Я бы так не сказал. В начале 90-х я был заместителем министра по делам малочисленных народов Севера. До этого занимался снабжением родовых общин в Южной Якутии по линии обкома. Работал первым заместителем главы Жиганского района. Ну, и потом, я родом с Севера. Родился на Индигирке, вырос в Оленьке, там же окончил школу. По линии прадеда у меня есть родственники в Абые, Моме, Среднеколымске. Так что Арктика для меня — не чужая.

— Когда Вы узнали о грядущем назначении — сразу согласились?

— Предложение поступило в декабре, и я над ним не долго думал.

— Какие задачи перед Вами поставил глава Якутии?

— Айсен Сергеевич сказал, что будет создаваться мощное министерство для того, чтобы решать проблемы Арктики комплексно. Задачи стоят сложные: надо работать с федералами, пограничниками, аэропортами, развивать арктический туризм, инвестиции привлекать и так далее. Вопросов по Арктике очень много, но главное — поменять сознание чиновников, донести до них, что Арктика должна обеспечиваться не по остаточному принципу. Глава поставил мне задачу, чтобы до 1 июня на основе комплексной программы развития Арктики в финансовых документах каждого министерства и ведомства появилась «арктическая» строка. Буду добиваться.

 

 

— Вы уже определились с составом команды и кого намерены пригласить?

— Уже утверждена штатная численность министерства — 23 человека. Из них двое переходят из МВС, это те специалисты, которые занимаются вопросами коренных малочисленных народов Севера. Здесь сразу подчеркну, что в сферу ответственности министерства по развитию Арктики и народов Севера входят все северяне, независимо от национальности, не только КМНС. Конечно, будем подбирать команду, сделаем ставку на молодых и креативных специалистов.

— Если говорить о конкретных шагах: у вас уже есть видение, с чего нужно начинать?

— В первую очередь, решить вопрос включения восьми улусов в арктическую зону. На сегодняшний момент это стратегически важно. 52% территории Якутии —  арктические и северные районы, но в 2014 году согласно указу президента России только пять районов вошли в арктическую зону Российской Федерации. Наша первейшая задача, и этим мы занимаемся, чтобы остальные восемь вошли в неё. Тогда будет другое финансирование, другие взгляды, не остаточный принцип.

Отмечу, что Госкомитет Арктики и Минэкономики сделали большую подготовительную работу. На основе этого мы уже подготовили проект письма в адрес заместителя председателя правительства Российской Федерации — полномочного представителя президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева в части рассмотрения данного вопроса на государственной комиссии, которую он возглавляет.

Во-вторых, очень важно принять государственную программу по развитию Арктики. Она станет основополагающим документом, который не позволит забыть о людях, когда начнётся промышленное освоение. А оно начнётся в ближайшее время, и нужно быть к этому готовыми.

Третье – сохранение традиционных видов хозяйствования в Арктике. Я убеждён, что с утратой традиционных промыслов мы потеряем народы. Сегодня надо слушать людей. Если надо, в законодательство вносить изменения. В этом плане предстоит большая работа. Традиции нельзя забывать.

— И все же Арктика — та часть республики, да и страны, которая обладает, наверное, наименьшим потенциалом для развития с точки зрения человеческого капитала. Как будете решать эту проблему?

— Вы правы — сейчас ситуация в 13 районах тяжёлая. Всего 68,2 тысячи человек проживает на 52% территории Якутии! При этом уровень официальной безработицы в три раза выше, чем среднереспубликанский. С другой стороны — есть неплохая база: школы, объекты культуры, благоустроенное жилье. В перспективе будем стремиться создавать такие условия не только в райцентрах. В 2022-2023 годах Россия будет возглавлять саммит арктических государств, и мы должны проделать определённую работу, чтобы он прошёл в Якутске.

Но мое мнение — если мы хотим привлечь в Арктику людей, без промышленного освоения не обойтись. Это даст толчок для развития человеческого капитала. Сегодня же у мужчин там нет работы, в основном, заняты женщины.

 

 

— Не кажется ли Вам, что подходить к Арктике с точки зрения экономической целесообразности – не верно. Как ни крути – условий для жизни там нет, значит, ждать притока людей тоже не стоит.

— Спасибо за вопрос. Люди, конечно, в первую очередь. Сейчас в этих 13 районах проживает 7% населения республики. Есть проблемы оттока и снижения доли трудоспособного населения, увеличения количества пожилых. Проблемы есть везде и по всем вопросам.

Совершенно прав глава Якутии Айсен Николаев, когда говорит о том, что наскоками и точечными мерами невозможно исправить ситуацию. Поэтому речь идет о комплексном подходе в государственной программе. Мы должны до апреля её разработать с тем, чтобы войти в федеральную программу развития Арктики, которая в геополитике страны выходит на одно из первых мест.

— Что будет представлять собой эта программа?

— Прежде всего, она будет направлена на повышение качества жизни. Она затронет все основные направления жизни в Арктике. Оленеводство, рыболовство, промышленную деятельность. Сегодня поголовье оленей сократилось на четверть и составило 140 тысяч голов. На мой взгляд, и того меньше. Мы всего пять тысяч тонн рыбы добываем, а ведь это традиционная отрасль. Я уже не говорю о проблемах в ЖКХ, транспортной изолированности, высоких ценах. Все эти моменты будут учтены.

— Но функции по оленеводству и рыболовству переданы Минсельхозу и Минэкологии?

— Да, согласно указу главы республики, оленеводство передается в Минсельхоз. В части рыболовства регулирование биоресурсов должно быть у Минэкологии, промышленный вылов – ближе Минсельхозу. Но в любом случае, министерство Арктики будет заниматься этими вопросами.

Опять же промышленное освоение находится в ведении Минпрома. Но большая часть арктических территорий – места традиционного природопользования, и здесь важно соблюсти баланс между интересами недропользователей и коренных жителей. Отмечу, законодательно закреплено, что территории традиционного природопользования без этнологической экспертизы недропользователи не имеют права осваивать. В этом направлении тоже нужно активно работать. Хорошо, что у последних есть понимание необходимости работать с учётом мнения местных жителей.

Конечно, многое будет зависеть от того, как мы будем все эти вопросы лоббировать. А для этого важно знать и понимать, чего хотят сами жители Арктики. Нельзя прийти и сказать «я — министр, как скажу, так и будет». Поэтому со дня назначения активно встречался со старейшинами, выслушивал их мнения.

— Одна из основных «арктических проблем» — северный завоз. В последние годы с ним много трудностей. В принципе, уже понятно, что старые механизмы не работают. Будут ли внедряться новые подходы к организации снабжения арктических районов? 

— Есть разные мнения. Я считаю и убежден, что должны быть конкретные отдельные предприятия, которые бы занимались северным завозом. Кроме того, государственное субсидирование и регулирование цен в северном завозе обязательно должно быть. Не надо забывать, что от северного завоза напрямую зависит качество жизни. Будем всё это отрабатывать.

— Вы заняли пост главы министерства, которое, по сути, охватывает большую часть республики. При этом Вам достались наиболее сложные районы, прежде всего, в социальных аспектах. С чем бы хотели завершить текущий год? 

— Когда мы добьёмся включения восьми улусов в арктическую зону РФ, это будет большой победой. Кроме того, нужно чётко прописать в комплексной программе точки роста. Эти задачи надо срочно решать, Арктика ждать не будет.