Адреналин и красота в фотографиях Михаила Черемкина

0
563

Медведь вдруг оказался на расстоянии вытянутой руки от фотографа. Михаил смог даже разглядеть его налившиеся кровью глаза. Испугаться, правда, не успел: подбежал проводник и выстрелил в зверя фальшфейером. Хозяин тайги тут же отпрянул и нырнул в холодные воды озера…


Это практически шоковое состояние якутский фотограф Михаил Черемкин испытал на Камчатке во время съемок медведей. Но оно того стоило.

Его работа «Курильское озеро: медвежий рай» была отмечена среди лучших 100 фотографий Международной фотопремии 35AWARDS — 2017. Она вошла в лучшие серии номинации «Дикий животный мир».

К слову, премия была основана в 2015 году. И если в первый год в ней приняли участие 35 тысяч профессионалов и любителей, то в 2017-м их число перевалило за 103 тысячи человек. Для участия в конкурсе было подано 257 тысяч фотографий из 160 стран мира.

К любимому хобби, практически ставшему профессией, строитель Михаил пришел постепенно. Конечно, как и любой подросток, он увлекался фотографированием. Помнит свою первую камеру «Смена».

Справка

Известный далеко за пределами родной республики фотограф Михаил Черемкин — лауреат международных конкурсов «Лучший фотограф года», «National Geographic” и «Global arctic awards”, обладатель золотой медали PSA (Американского сообщества фотографов). Его работы выставлялись на фотовыставке «Арктика» на Тверском бульваре в Москве, а также вошли в шорт-лист Первой открытой национальной фотопремии в 2010 году.

Но именно рождение внука для него стало переломным. С приходом в семью нового человека в нем заново проснулся азарт фотографа. С тех пор утекло пятнадцать лет.

На свои путешествия Михаил зарабатывает сам: продает фотографии, принимает заказы, бывает и так, что его работы выкупают зарубежные издания.

Медвежья рыбалка

«Съемки на Камчатке на Курильском озере были одними из самых интересных. Об этом я мечтал давно, поэтому был счастлив, когда попал в медвежий рай!» — вспоминает Михаил.

Камчатский бурый медведь — самый крупный среди косолапых. Его можно поставить в один ряд со знаменитыми камчатскими вулканами и гейзерами. Именно он — настоящий хозяин этих живописных мест. По словам фотографа, самки достигают 400 кг, а самцы — 900 кг.

Косолапые собираются у знаменитого озера во время нереста рыб. Причем их любимое лакомство — лосось. Оказывается, при хорошем аппетите и богатом улове медведь может съесть до 100 кг лосося в день! Это необычайно красивое зрелище ежегодно собирает тысячи туристов и фотографов со всего мира.

«А как они умеючи рыбачат, дерутся за место! Потом вынырнут и, лежа на спине, с удовольствием смакуют рыбу», — глаза у Михаила загораются от воспоминаний.

Среди медведей, оказывается, встречаются и гурманы: едят только голову и икру рыбы, остальное небрежно выкидывают.

Однажды фотографам крупно повезло, в одном месте скопилось до 30 медведей. Наблюдать за ними было одно загляденье, эдакие упитанные увальни! Хотя медведей увальнями трудно назвать, это быстрые и ловкие животные.

К таким поездкам фотограф готовится заранее: изучает повадки животных, продумывает самые удобные локации для съемок, читает специальную литературу.

Вокруг света

Географии поездок якутянина позавидует любой заядлый путешественник. Посудите сами, он побывал в Израиле, Непале, Иордании, Эфиопии, Шпицбергене в Норвегии, организовывает фототуры. Кстати, в марте тоже собирается поехать на Север.

Например, в Африке Михаил снимал полукочевые племена афар.

«С ними возникали трудности, не любят бесплатно фотографироваться», — смеется он.

Ледовый плен

В Норвегию Михаила пригласили знакомые фотографы из разных регионов России. Те, кто в теме, давно знают друг друга, и когда кто-то из них организовывает фототуры, приглашает и других принять участие.

Там, на Шпицбергене, они долго искали белых медведей. У холодных берегов архипелага, где плавают огромные айсберги, однажды их яхту «Петр I» чуть не зажали ледяные тиски. К слову, судно, которое они зафрахтовали, — спортивная парусная стальная яхта, на которой в 2010 году был установлен мировой рекорд: впервые в истории пройдены северо-восточный и северо-западный проходы за одну навигацию.

«Вот на ней-то мы гнались за медведем, лежащим на дрейфующей льдине и поедающим тюленя, хотели подплыть поближе. В пылу погони не заметили, как нас чуть не сковали льды», — вспоминает фотограф.

Выбраться из ледового плена оказалось делом непростым. Пригодились бамбуковые палки, наличие которых на борту вначале удивило Михаила. Именно при их помощи еле оттолкнулись от льдин и выплыли к чистой воде.

«Сделали несколько кадров, возможно, для вас они покажутся отличными, но только не для меня», — продолжает он.

У подножия Эвереста

Фотограф должен уметь замечать красоту, иметь развитое творческое воображение, терпение, любовь к природе. Он — фотограф-анималист, как себя позиционирует Михаил. Немаловажно и физическое здоровье. В 2012 году мой собеседник совершил восхождение на Айленд-Пик (6189 м), что возле Эвереста.

К слову, из пятерых смельчаков покорить вершину удалось только ему и одной профессиональной альпинистке из Москвы. Каждый метр дался с трудом.

«Поднялся на одном адреналине и выносливости, даже якутской упертости, — говорит Михаил. — Не зря там проводники шерпы, они ведь тоже живут высоко в горах, где не хватает кислорода. А у нас зимой тоже ведь проблемы с кислородом, тяжело дышится. Вот откуда закалка».

Тысячи северных километров

 Но самые любимые его путешествия — по Северу. И немудрено, сам он родом из Момы.

«У нас еще много неизведанных мест, куда не ступала нога человека. Единственный минус таких поездок — их труднодоступность. До самых интересных мест можно добраться только верхом на оленях, лошадях», — считает он.

В прошлом году Михаил ездил на фототур по четырем северным улусам. Стартовав из Якутска на УАЗе, за двадцать четыре дня он проехал 4250 км, сжег 950 литров бензина, спал в палатках и охотничьих избушках и привез бесценные кадры суровой жизни северян.  В его фотографиях красота Севера, сама жизнь.

«Никогда не забуду съемки возле речки Сугуннаах, что в Моме. Там были урановые шахты лагеря ГУЛАГ. Жуткое место. Пока фотографировал, как будто слышал стоны и крики людей, — вспоминает Михаил. — В этих каменных камерах без окон даже летом стылый холод, а зимой — верная смерть…».

В погоне за кадром

Когда он возвращается из фотостранствий, родные замечают, как классно он выглядит, словно помолодевший.

«Фотографировать — удовольствие для меня. Поймать миг жизни и запечатлеть его в кадре — невероятная радость! — говорит Михаил. — Каждый снимок имеет свою композицию, и, если ты, увидев его, уловил суть, понял, что хотел сказать фотограф, значит я достиг того, чего хотел. Я показываю жизнь во всех ее проявлениях».

Часто ради отличного кадра надо запастись небывалым терпением и практически молниеносной реакцией. Прошлым летом в 500 метрах от дома фотографа черный коршун свил гнездо. Михаил соорудил на соседнем дереве скрадок. Все лето он щелкал кадр за кадром, но так и не сумел поймать момент, когда она скармливала евражек птенцам. Как только не маскировался Михаил, птица его чуяла и не прилетала к гнезду.

Поймать удачный кадр — ни с чем не сравнимое счастье для фотографа. Животные ведь не клиенты, их не попросишь попозировать, красиво вытянуть лапки. Он мечтает запечатлеть жизнь племен Эфиопии, переход антилоп через реку — говорят, необычайно потрясающее зрелище, танец стерхов и выпустить уникальный фотоальбом о дикой природе Севера.

Интересное увлечение мужа поддерживают любимая жена Марина Иосифовна, сын Михаил, дочь Анна и, конечно же, внуки. Они с нетерпением ждут его из путешествий, чтобы поскорее восхититься тем самым мигом. Мигом жизни.

Источник: газета «Якутия»